Форум проекта WikiTropes.RU

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум проекта WikiTropes.RU » Разговоры о произведениях » Дети против волшебников


Дети против волшебников

Сообщений 121 страница 150 из 871

121

Глава 5

задавал несколько вопросов про Россию, два-три раза вздыхал в такт озлобленным телегинским пассажам про олигархов и президента

Телегин патриот, да!

Терпи, на то ты и русский — кому ещё терпеть как не вашему брату?

Это смахивает на оскорбление, однако.

— Я ведь тоже солдатом был. Радистом служил. И хорошо помню: первыми в бою всегда погибали те, у кого за душой был грех. Обычно пуля сразу находила именно того, кто недавно совершил подлость: или девушку изнасиловал, или у мирных жителей отобрал что-нибудь…

Откуда такие познания?

Ну, вашим пилотам не угнаться! У турков новенькие «эф-шестнадцать», а ваши парни на раздолбанных «фантомах» прилетели…

1) Телегин - сама вежливость.
2) Греческие ВВС укомплектованы теми же "Фальконами", что и турецкие. А ещё "Миражами". "Фантомы" есть. но их меньше. Опять незнание матчасти.

— Одного не пойму, Геронда… Отчего ваши парни боятся всыпать этим туркам по первейшее число?

Может от того, что Греция и Турция - члены одного и того же блока, под названием "НАТО"? И вообще, зачем турецким лётчикам троллить греческих?

Геронда принял вопрос неожиданно близко к сердцу. Поднял брови, блеснул глазами и даже кулаки сжал:
— За штурвалами-то наши парни сидят, а вот наверху, в кабинетах, — там совсем не наши. Одна погань масонская. Ну ничего, придёт час, возьмёт Господь метлу и выметет всю эту нечисть. Скоро, скоро… И даст нам хороших правителей.
— Да ну, дед… сказки рассказываешь! Откуда им взяться-то, таким хорошим?
— Ты ещё сам увидишь таких правителей. И в Греции появятся, и у вас, в России! — взгляд старца потеплел.

Да вы, батюшка, рэволюционэр!

— Petrificus! Totalis!

Одну букву заменим, чтобы Роулинг не засудила за плагиат, и ладно!

0

122

MaxMontana написал(а):

Телегин патриот, да!


Ну, справедливости ради, патриотизм - это не любовь к государству и правительству, а любовь к стране. Но Телегин как раз на правительство и работает, поскольку президент в РФ одновременно и Верховный Главнокомандующий, так слышать от него ругань в адрес властей несколько странно - он от них же деньги и получает.

0

123

Глава 6

Девочка была поражена: неверующий Иван Царевич?! Что-то новенькое в русском фольклоре!

Запишем, с  фольклором Зервас тоже незнаком.

младшего лейтенанта Геннадия Перепёлкина

Он же вроде лейтенантом был?

подполковника Воздушно-десантных войск, уволенного в запас по состоянию здоровья и состоящего на контрактной службе в ФСБ России

Контрактник? Ну хотя бы не рядовой-то? А то унизительно для подполковника.

Глава 7

Вместо статуи революционного матроса на кадета Царицына, оскалив гнилые зубы в хмельной улыбке, глядел отлитый из бронзы курносый мужичок с топором. Ваня отшатнулся — глянул на соседнюю фигуру: что за ерунда? Таращится из-под литых позеленевших бровей какой-то громила в пиджаке, в одной руке — бейсбольная бита, в другой — мобильный телефон…
Станция была похожа на «Площадь революции» как две капли воды — те же камни, светильники, вентиляционные решётки, гранит и мрамор… И даже цвет бронзы, из которой отлиты статуи, похож. Но сами статуи… другие. Вместо пограничников, физкультурников и студенток с учебниками здесь были выставлены иные типажи.
Избитый мужик в тельняшке полулежал в обнимку с бутылкой самогона. Пучеглазый хитрый жлоб в обвисшей майке, сидя под табличкой с надписью: «Куплю ордена», протягивал Ване счастливый лотерейный билетик. Посмеивался ушастый солдатик-дегенерат в гимнастёрке, коряво заправленной в ремень, — пузырятся штаны с оборванной ширинкой. Грязная бабка в мохнатом платке, увешанная какими-то ладанками и иконами с неразличимыми образами, злобно грозит кому-то скрюченным двуперстием.
Дети молча смотрели на отлитые в бронзе существа. Некоторые статуи, казалось, сошли со страниц литературных произведений: пузатый человек в одежде священника, алчно скрючился над изголовьем умирающей старой графини. Напротив — тщедушный предводитель дворянства, иссохшая пародия на Столыпина, просящий милостыньку по-французски…

1) Мамочки...
2) Ильфа с Петровым-то за что?

покрытое патиной изваяние: пышногрудая, голая двухметровая девица в кокошнике, с длинной косой, намотанной на шест для стриптиза.

Он прошёл немного вперёд и остановился возле фигуры щупленького человека в звериных шкурах, навеки застывшего в изломе дикого танца с шаманским бубном в корявой руке.

Де-е-етская книга.

Отчёт о снятии русской (византийской)защиты с учащегося.
Имя: Шушурун
(Алтай, Россия, 1 год обучения)
Сплошные термины и даже формулы — жаль, что некогда читать! Ваня бегло пошуршал жёсткими страницами — ух ты! Снова «Стратегическая карта души», только на этот раз… неужели его, царицынская, душа в виду имеется?
И Ванька увидел большой континент, распластанный на все четыре стороны, с мелкими островками по краям, а на нём — сам Кохан Кош ногу сломит: десятки армий, не один фронт, а несколько! Царицын понял, что в середине большой земли лежала его столица — и вокруг неё кольцами, авангардами наружу, навстречу врагу, стояли полки со странными названиями: «Послушание», «Трезвение», «Целомудрие». В некоторых местах оборона была пугающе редкой — только пунктирчиком намечены передовые позиции группы армий «Пост», батареи «Молитвы», редуты «Милостыни»… И тут Ванька ахнул: да вот же, по левому флангу, какой страшный прорыв в его обороне! Огромная, жирная красная стрела, пробив вялое сопротивление Ванькиной души, тянулась к столице… Кто такие? Кто это прорвался? Иван поспешно прочитал: гвардейский корпус «Тщеславие» и группа армий «Гордость»…

"Гордость", значит? Странно, я думал, смертный грех называется "Гордыня" и это совсем не то же самое.

0

124

Глава 8.
Лео, колдунья и зеркальный шкаф

**рыдая** христианнейшего Клайва Льюиса, своего боевого товарища по борьбе с Лукавым посредством литературы - ЗА ЧТО?!

Рябиновский почувствовал… необычное. Некую опасную свежесть, прохладцу в воздухе — и странное дело, голоса даймонов зазвучали как-то потише… Даймоны чего-то испугались! Леонарду резко стало не по себе… Он едва различал этот боязливый шёпот невидимых покровителей: «в зале…», «тётка противная, церковная»… «она работает против нас, она мешает»!
— Всё ясно, — мгновенно осознал Лео. — В зале враг. Кто-то сидит и молится. Это страшная помеха, смертельная опасность. Каждому ученику Мерлина рассказывают страшную историю великого волхва Симона, которого даймоны носили по воздуху на глазах изумлённого народа — а потом пришли церковные и начали молиться, и даймоны испугались. Даймоны улетучились, бросив Симона в воздухе, — и Симон упал. Разбился насмерть…
— Вот она… — вдруг резанул по глазам светло-серый, прямой, несгибаемый взгляд. Ах, как Лео ненавидел эти православные взгляды! — Женщина, худая и сутулая, кажется, училка… Это она молится, нет никаких сомнений! Ах ты, сволочь церковная…
Лео узнал её. Училка литературы из школы на Таганке. Как её звать-то, забыл… «Вера… Вера Кирилловна… — ослабленным эхом наперебой засуфлировали даймоны, — молится, молится тупая овца… за кого-то из детей, кто сейчас вышел на сцену… это её ученик вызвался добровольцем, вот она и молится за него… убери выдру, убери!., мешает, мешает!»
— Шестой ряд, крайнее место слева… уведите тётку, как поняли? — быстро прошептал Лео в крошечный микрофончик, болтавшийся на тонкой струнке возле губ. Его поняли правильно — через миг ловкая фигура охранника в чёрной курточке с жёлтым клеймом «БЕЗОПАСНОСТЬ» на спине метнулась к шестому ряду.
Веру Кирилловну вежливо пригласили к выходу — «буквально на минутку, это простая формальность, документики проверим и сразу вернётесь в зал». Простая формальность займёт минут пятнадцать — предостаточно для того, чтобы блестяще завершить последний на сегодня фокус. Глядя, как переполошившуюся курицу вежливо, под локоток провожают в фойе, Леонардо радостно оскалился и тряхнул кудряшками: разумеется, тётка перестала молиться. Голоса хохочущих даймонов завизжали с удвоенной силой…

Мдя...

— Ах, Вы не представляете… Вы даже представить не можете… Это же… сама Гермиома Грейнджер!

Снова изменим одну букву, чтобы не засудили за плагиат.

Глава 10

Однако ж Мужика Змея не убедила.
Мужик схватил обух
И говорит: «Хоть ты и в новой коже,
Да сердце у тебя всё то же».
И вышиб из гадюки дух.
И. А. Крылов. Крестьянин и Змея

Так вот откуда страсть к разрубанию змей!

кровожадно ощеренную «Беретту»

Тьфу-тьфу-тьфу, не дай Боже, приснится!

Согласитесь, неприятно, когда вам кидают в любимую бороду раскалённые уголья — тут поневоле вздрогнешь от неожиданности. А если у вас в этот момент палец на курке? Представляете, что может случиться?

Ирония, однако.

Заросший великан с лицом викинга-извращенца ткнул Петрушу рукоятью зонтика в спину, потом с наслаждением пихнул под зад грязным сапогом

Фрейд возвращается.

Отредактировано MaxMontana (2016-06-03 16:04:43)

0

125

Глава 12

— Ну не знаю я! Ну хотите, я буду… лизать Вам подошвы, хотите? Ну попросите что угодно, только не убивайте, — быстро забормотал фон Бетельгейзе

Буэ...

Плоская голова с жидкими, будто заржавленными волосами, забранными под алмазную диадему, — это профессор Йенна Мак-Нагайна нетерпеливо теребит чёрную салфеточку на коленях. Возвышается над столом длинный силуэт в белом фраке, с пурпурной лентой под кадыком — это профессор Колфер Фост наблюдает за тем, как незримые официанты стремительно расставляют тарелки по бокам человеческого тела, накрытого тёмным шёлком. Рядом, посмеиваясь, покачивается на стуле Феофрасто Феофраст… в парадном звёздном плаще и особенно пышном жабо, уже вонзает жало штопора в пробку старинной бутыли. Напротив — бледнолицый Войцех Шпека в расшитом шляхетском зипуне, низко склоняясь к самому уху расплывчатой, шёлковой Районы аль-Рахаммы, источает комплименты, а госпожа Рамона уж нетерпеливо поглядывает на остолбеневшую девочку с клавиатурой в руках: ну когда же нажмут кнопку, ведь пора уже начинать ночное пиршество!
Вот сияет в полумраке улыбка Герми Грейнджер, которая жива и здорова, и блещет чёрными сапфирами в рыжих волосах, и уже постукивает по столешнице серебряной вилочкой… Вот развалился, закинув босую подошву на край стола, артистический Артемиус Кальяни, облачённый в голубой смокинг, — пощупывает пальцами крашеную бородку, выжидательно поглядывает на русскую девочку. Неподвижно застыла, бешено вращая глазами, Карлотта ван Холль с ножиком да вилкой в жадно стиснутых пальцах… В углу стола, сладко облизываясь, повязывает на грудь салфеточку горбатый незнакомый старик в парике с буклями…

Буэ снова.

трепыхая тормашками, полетел неотвратимо вниз

Альтернативная анатомия?

холодный чешуйчатый локоть Гермиомы

Автор любит не только мохнатое, но и чешуйчатое.

Глава 14

Ближе всех красовался оранжевый «Сааб Дракен»

Речь идёт об авиабазе сил НАТО. Откуда там взялся шведский истребитель, если Швеция в НАТО не входит? Вдобавок этот самолёт снят с вооружения ещё в конце 90-х, задолго до времени действия книги. Непонятно.

Уродливый и тёмный, плоский точно летучая тарелка инопланетян. Во-он стоит, возле ангара с цифрой «4». Чудо враждебной техники, мутант среди воздушных кораблей — ночной истребитель-бомбардировщик «F-117»

F-117 не плоский, а наоборот, угловатый. Зервас перепутал его с B-2. И да, практика показала, что "чудесность" весьма преувеличена.

Лейтенант ВВС США Давид Пейн

Звания "лейтенант" в американской авиации нет: есть "первый лейтенант" и "второй лейтенант".

0

126

Вам, кстати, не кажется, что если пихать сабж в каждую статью на сайте, получится "пусть обо мне говорят что угодно, лишь бы говорили"? По-моему было бы лучше оставить в посвященной ему резервации.

0

127

Transhobbit написал(а):

Вам, кстати, не кажется, что если пихать сабж в каждую статью на сайте, получится "пусть обо мне говорят что угодно, лишь бы говорили"? По-моему было бы лучше оставить в посвященной ему резервации.

Кстати, совершенно согласен.

0

128

Глава 15

— Всем привет, — сказал очкастый хищник

Слог-то каков, а?

— Ой! Ты попал мне в голову! — волшебник сделал испуганные глаза. — Об одном прошу, не пукай! Твоих друзей сдует в открытое море.

Мы помним, книга детская...

Из коридора вырвалась толпа — впереди опалённый Колфер Фост, сразу за ним — яростная макака Карлотта в рваном кимоно с голубовато полыхающем лезвием в руках

Вах!

И каждый год мы разыгрываем на разные лады один и тот же спектакль: тёмный дюк Моргиавола возобновляет свои преступления только для того, чтобы весь мир с замиранием сердца наблюдал за маленьким Гарри, поднимающимся на защиту человечества.

Это тоже отсылка к Роулинг, да?

— Девочек? — Ваньке стало смешно. — Гарри — девочка? Тогда получается, что колдун Мерлин…
— Колдун Мерлин был женщиной, — Гендальфус Тампльдор улыбнулся особенной улыбкой герцога Моргиаволы. — Это и есть наша маленькая тайна. Гениальная ведьма Мерилин, жившая во времена короля Артура, всю свою жизнь успешно притворялась мужчиной.

Мдя...

Глава 16

Вечернее небо над Францией Виктор Петрович просквозил с феерической лёгкостью — натовские радары тщетно щупали высоту в поисках самолёта-невидимки.

Незнание матчасти детектед. Перегонная дальность F-117 всего лишь 1720 км. Телегин вылетел с авиабазы под Измиром, так что никак не мог на одной заправке долететь до Шетлендов, которые чуть ли не вдвое дальше.
И да, снова незнание географии. Пожалуй даже геометрии. Кратчайшее расстояние между двумя точками - прямая линия. Прямая, соединяющая Измир и Шетленды проходит над Грецией, Македонией (подпол видит под собой Скопье), Сербией, Хорватией, Австрией, Германией и Нидерландами. За каким иксом Телегина понесло во Францию - Аллах ведает.

Юные волшебники с выпученными глазами носились взад-вперёд с чемоданами, клетчатыми портпледами и золочёными клетками, в которых бились одуревшие от ужаса полярные совы.

Угу.

Вертолёт был водоплавающий, с плавниками вместо колёс.

О сумрачный волшебный гений!

Эпилог

В первый же день Касси сожгла в мангале для барбекю все свои книжки про юных колдунов

Сотворила аутодафе, так сказать.

Вот и сказочке конец, а кто выжил - молодец!

+1

129

И да, финал таков: прилетел Телегин и положил директора с преподами из автомата. Кадеты, Надя и примкнувшая к ним Ася вернулись в Россию. Все счастливы.

0

130

Профессор Куроедов, это в огород Кураева камешек. Он одна время в самом деле доказывал, что посыл у романа Булгакова истинно христианский, а вовсе не сатанинский. Прямо как местные норные. :)

0

131

MaxMontana написал(а):

— Я ведь тоже солдатом был. Радистом служил. И хорошо помню: первыми в бою всегда погибали те, у кого за душой был грех. Обычно пуля сразу находила именно того, кто недавно совершил подлость: или девушку изнасиловал, или у мирных жителей отобрал что-нибудь…


Вульгарного кальвинизма вам в тредик под видом православия...

0

132

MaxMontana написал(а):

Царицын понял, что в середине большой земли лежала его столица — и вокруг неё кольцами, авангардами наружу, навстречу врагу, стояли полки со странными названиями: «Послушание», «Трезвение», «Целомудрие». В некоторых местах оборона была пугающе редкой — только пунктирчиком намечены передовые позиции группы армий «Пост», батареи «Молитвы», редуты «Милостыни»…


Христос? Какой-такой Христос? Не знаем, не слышали...

0

133

Механьяк написал(а):

Кстати, немного оффтоп - а чем вообще гордыня концептуально отличается от тщеславия?


Тем же, чем онанизм от петтинга: для петтинга нужны как минимум двое.

0

134

Возвращаемся к нашим баранам. То бишь, к "ведьмодавам".

— Не стреляйте, тут дети! — по-английски завизжала Надинька, вскакивая с места и размахивая руками. — Ванечка, он всё равно целится!
— Ах ты гад! Надинька, держитесь! — Иванушка резко крутанул рулевое колесо.

Между прочим - не первый и не последний раз - в оболочку от героя ГП засунули какого-то социопата, который стреляет по детям, и этим типа обличили саму поттериану. Вот это, автор, не честно. Это всё равно, как если я к фотографии Никоса Зерваса пририсую копыта и рога, а потом скажу: "Вы видите - Зервас чёрт с рогами!".

«Они идут по моим следам», — в ужасе думал Иван. Пот градом заливал глаза. Он бежал, не разбирая дороги, вверх по склону — скорее, скорее к берлоге! Ещё есть надежда: он быстро соберёт «осу», и вместе с Надинькой они улетят прочь, на Лох-Патти, поближе к нашим подводникам…

Ты собираешься собрать летающую машину, способную возить человека, до того, как тебя догонят? Иван, да ты просто мастер Очумелые Ручки!

— Держитесь крепче, — ободрительно хрипел Ваня. Впереди чернел узкий овраг, наполненный гнилыми ветками и стоячей водой, а поверх оврага перекинулось узенькое брёвнышко — мёртвая сосна упала… «Нормально, — сказал себе Ванечка, прыгая на зашатавшееся скользкое бревно, — нам, кадетам, не впервой…»

Бревно с треском проломилось и оба рухнули в овраг. Чё, если ветки в овраге гнилые, то с какого перепугу сосна будет целая?

— Теперь Вы понимаете, почему я хочу стать доброй волшебницей? — Надинька грустно улыбнулась. — Будь я волшебницей, я бы смогла унести нас отсюда по воздуху. Или… даже не знаю. Я вызвала бы белых орлов, которые подхватили бы нас на крылья…
— Ага, белых орлов… — усмехнулся Ваня и тут же пожалел об этом: русские кадеты не должны иронично посмеиваться над маленькими девочками.

Получил, Толкин?

— Жаль, что с нами нет твоей бабушки, — вздохнул Ваня. И вдруг подумал: «А ещё жаль, что нет старца Геронды. Это покруче, чем белые орлы. Уж Геронда смог бы выпросить у Бога какую-то помощь…»

Ну да, чихать вашему богу на успех вашей миссии и на детдомовцев. Вот на Геронду не чихать, если он попросит, то поможет.

Он что, надеется, что выдержит литой металлический крюк на рукояти зонтика? Зачем он цепляется этим крюком за провод? Ах, скорее отведите взгляд — его сейчас ударит током!
Бедное животное! И какое отважное… Не каждому медведю под силу со свистом нестись на железном крюке меж небом и землёй, над верхушками сосен — вперёд, по высоковольтным проводам!
Наверное для того, чтобы не свихнуться в полёте, медведь заорал во всё медвежье горло:
Эх, путь-дорожка, фронтовая!
Не страшна нам бомбёжка любая!
А помирать нам — эх! — рановато:
Есть вопросы у нас к колдунам!
В Суворовском училище ещё на первом году их обучали пользоваться специальными блоками для перемещения на тросах по горизонтали. По сути, Ваня выполнял привычное упражнение. Удержаться на зонтике единственно силой бицепсов — не проблема для суворовца! И всё-таки любой кадет согласится, что прокатиться по обычному тросу — одно, а вот проехаться по проводу, ожидая, что в любую минуту могут пустить ток — это довольно редкое удовольствие!

Если касаться только одного провода, то током не ударит.

Они перелезают по проводам через стену и начинают лезть по крышам.

— Ну же, дайте я Вам всё расскажу! — Надинька высунулась из рюкзака и слегка дёрнула Царицына за воротник. — Вы же ничегошеньки не знаете про замок! Вот смотрите, мы находимся в квартале Саламандр. Здесь живут студенты старших курсов. А дальше — видите невысокий такой хрустальный купол? Там ещё зелёные флаги на шпилях? Это старый Дворец церемоний, самый красивый во всём замке! Ах, как я мечтала попасть туда!
— Ага-угу, — бормотал Ваня, покручивая стёклышки. — А где размещают второкурсников?
— Вас какой факультет интересует? Моргнетильцы живут в Ласточкиных гнездах — это такие маленькие домики, которые как бы прилеплены прямо к стене Внутреннего замка. Факультет Дуйсбергхоф расположен во-он там, в угловой Стрельчатой башне. Её легко узнать по крылатому пылающему маяку на верхушке…

Да, хорошо тебя ФСБ подготовила.

— Послушайте, я начинаю путаться, — взмолился Ванечка. — Да сколько же всего этих факультетов?
— Поначалу было четыре, спустя пять лет сделалось сразу восемь, а с прошлого года уже тринадцать! — радостно затараторила Надинька. — И мне больше всего нравится Моргнетиль! У моргнетильцев на гербе — ядовитая ласточка с лицом сфинкса. Это символ добра и милосердия.

Ядовитая ласточка, угу. Спасибо, что не плотоядная корова.

едведь загремел когтями по самому гребню крыши — а вороны-то следом летят! Каркают всё громче, и стая стремительно увеличивается… Ваня заторопился…
И не заметил дохлой кошки, валявшейся под ногами. Кошка была вонючая и гадкая, но особенно неприятно то, что она была… скользкая.
Бурый медведь всплеснул руками, крутанулся в воздухе — и рухнул на скользкую железную кровлю. «Вот и всё…» — понял кадет Царицын, едва почувствовал, как бешено скользит железо, точно залитое маслом… Надинька испуганно запищала в рюкзаке, а Ванечку безудержно поволокло под уклон, к самому краю.
Царицына несло на груду жёлтых кирпичей, аккуратно сложенных на кровле, — он ударил в кирпичи ногами, надеясь затормозить… Не тут-то было! Груда немедленно обрушилась и добрая сотня кирпичей вместе с Иванушкой покатилась, заскользила вниз по кровле.
«Плохи дела», — застонал сквозь зубы кадет Царицын, чувствуя, как его закручивает волчком. Рюкзак распахнулся, посыпались вещи… Зазвенела по железу бляха с гербом! Веером разлетелись Надинькины карандаши, грохнул и покатился термос…
— Надя! — успел крикнуть Царевич. — Держись за шею!
Через миг крыша резко закончилась — и, нелепо дёрнув ногами, медведь полетел вниз. В полёте успел заметить: что-то блестит и сияет. Приземистый купол, точно хрустальный… Падаем прямо на него!!!
Ваню и Надиньку спасло то, что несколько кирпичей угодили в купол чуть раньше — вмиг превращая стёкла в тучу колючих сияющих брызг. Сквозь пробоины в хрустальной кровле дети полетели вслед за кирпичами — и вот, вместе с россыпью кирпичей, битого стёкла и цветных карандашей, они обрушились прямо в центральный Волшебный фонтан в атриуме старинного Дворца церемоний.

Итак, они таки столкнулись с местным населением в открытую.
А теперь... Ну, во-первых, что мешало избежать этого цирка с медведями и заслать Царицына вместе с учениками, дождавшись начала нового учебного года? Во-вторых, если уж заслали, то с фига ли Царицын вместо того, чтобы следовать плану и лезть через стену, сначала лезет в грузовики, а потом отвлекается на девочку, которой ничего не угрожало - её бы просто привезли в школу?
И миссия Царицына на этом бы закончилась, если бы волшебники в очередной раз не повели себя, как идиоты.

Двести пятьдесят мальчиков и девочек, которых только что привезли к замку Мерлина на старинном паровозике и теперь выстроили в вестибюле Дворца церемоний перед древним фонтаном

А перед этим напичкали клофелином и связали?

Впоследствии юные первокурсники Мерлина вспоминали: с небес свалился сибирский медведь, а потом он лопнул, и из его брюха выбежали мальчик и девочка.
Мальчик сказал, что он — Шушурун, ученик известнейшего алтайского шамана.
— Не приближайтесь ко мне, — с хладнокровной улыбкой бросил мальчик Шушурун бородатым охранникам. — Иначе я нашлю на вас порчу. Настоящую сибирскую язву, понятно?!

Ну да, конечно, охранникам в школе волшебников в первый раз так грозят.

Декан факультета наступательной магии Колфер Фост окатил лысого ледяным взглядом. Привычным усилием растянув рот в улыбку, повернулся к напуганным первокурсникам.
— Милые дети! — радостно возгласил он, вихляясь и раскачиваясь на тонких ногах. — К нам только что прибыли опоздавшие ученики, ваши будущие однокурсники.
Не глядя, он показал на Ваню костлявым пальцем:
— К сожалению, юные путешественники нуждаются в помощи целителей. Они получат первую помощь и присоединятся к вам позднее. А теперь прошу прекратить разговоры! Помните, что вы находитесь в замке великого Мерлина! Наша церемония начинается…
— Скоро тебе будет не до смеху, — негромко сказал лысый, наклоняясь к Ваниному плечу, пенсне его помутилось от злобы. Он махнул указкой вбок:

Хорошо же они играют роль!

— Как же дети смогли добраться… хочется знать, — проговорил пергаментный, и брови его заходили вверх и вниз поверх очковых стёкол.
— А что рассказывать-то? Это наш сибирский секрет. Вообще говоря, это я к вам приехал учиться, а не наоборот, — звонко ответил осмелевший Царицын. — Я-то думал, такие простые вещи у вас в академии даже первокурсники умеют делать…
— То есть ты… умеешь? — старик изогнул улыбкою тонкие, точно из пластилина вылепленные губы.
— Конечно, — кивнул Ваня.
Надинька в недоумении поглядела на Царицына. Что он такое говорит? Лёгкий румянец играл на щеках кадета. По особенному блеску в его глазах Морковка, которая уже научилась разгадывать некоторые черты в поведении Царевича, поняла: Царевич что-то придумал.
— Если хотите, я вызову кого-нибудь из Сибири, — запросто предложил мальчик.
— Прямо сюда? — медленно улыбнулся профессор Гендальфус Тампльдор.
— Мальчик дерзит! — тихонько, по-змеиному рассмеялась Йенна Мак-Нагайна.
— Ну… прямо сейчас не получится. Заклинание сложное, нужна серьёзная подготовка, — вздохнул Шушурун. — Кое-какие магические вещицы необходимы.
— Какие именно вещицы необходимы мальчику? — профессор немного накренил голову, при этом царственный изгиб его тела, сильно откинутого назад, не изменился.
— Что мне нужно? — Ваня моргнул. — Ну, кое-какие мелочи… Сушёные мухоморы у вас есть? А кровь белой лягушки?
— Разумеется, — кивнул профессор Гендальфус, с любопытством разглядывая мальчика сквозь стиснутые веки. Потом нацелил стёкла в лысого господина, стоявшего у Вани за спиной.

То есть, Царицын от балды назвал то, что должно звучать, как магические ингредиенты и попал в реально существующие предметы волшебства?

— Это просто издевательство! Наглый щенок устраивает здесь цирк, а мы должны терпеть? — возмущённо надулся профессор красноречия Феофрасто Феофраст, пряча подбородок в снежные кружева на груди. — Неужели вы думаете, он правда сможет перенести сюда кого-нибудь из Сибири? Невообразимо.
— Надо было прикончить его в фонтане, — задумчиво проговорил лысый Рюд фон Бетельгейзе, играя желваками так сильно, что дёргались уши. — Просто маленький русский шпион.
— Едва ли шпионы станут у всех на глазах падать в фонтан, — обернула плосколобую голову Йенна Мак-Нагайна.
— Всё равно! Прикончить — и проблема решена.
— Я согласен с Вами, Рюди, — вздохнул Феофрасто Феофраст, закатывая глазные яблоки в сизые полутени верхних век. — Однако господин проректор заинтересовался молодым человеком. Это значит, профессор Гендальфус что-то почувствовал в душе мальчика. Что-то важное…
— Да-да, это верно! — жадно подхватила Мак-Нагайна. — Профессор Гендальфус не ошибается, у него верное чутьё. А что, коллеги? Может быть, мальчик и правда ученик шамана?
Юный шаманёнок наотрез отказался раскрывать секреты национального искусства телепортации. Уже минуты три он ворожил за плотной ширмой.

Что за хрень? Вы подозреваете его в шпионаже и хотите, чтобы он доказал вам обратное. Почему вы позволяете ему скрывать что-то и прятаться за ширмой? Отказался так отказался, пристрелите его и всё.

Встаёт девушка. Тоненькая, точно девочка. Немного кривые ноги, немного короткая шея. Зато — огненно-рыжие косички, брючный костюм, каблуки. Подходит ближе, и видно: лицо подростка, только взгляд немного на крови, нижнее веко отстаёт от выпуклого карего глаза.

Занимательная анатомия.

— Я уверяю вас, — настойчиво улыбнулась Сарра. — Эти детки засланы из Москвы. Разве не видите, какие у них лица? Это же типичные юные патриоты, молодогвардейцы! Пионеры-антифашисты из советской книжки.

Такие антифашисты, да! Аж журналиста, разоблачавшего дедовщину, травили.

— Хватит терять время, коллеги, — Мак-Нагайна поднялась с места и властно подняла брови.
— Придётся подвергнуть их испытанию на Детекторе.
Ванечка почувствовал лёгкий неприятный холодок в области позвоночника.
— Верно! — расхохотался кто-то у дальней стены. — Давно пора!
— Любопытно будет поглядеть, — потирал пухлые ручки Феофрасто Феофраст. — Я ставлю три против одного, что, по крайней мере, вот этот, на кресле-каталке — шпион.
— Принято, — мгновенно среагировал Кохан Кош, вскидывая желтоватую ладонь. — Ставлю триста на то, что перед нами ученик шамана.
— Кого будем проверять Детектором? — с нехорошей улыбкой Мак-Нагайна уставилась на Ваню, потом перевела холодящий взгляд на Надиньку.
— Меня, давайте меня! — торопливо выдохнул Ваня. Он чувствовал, что проверка едва ли будет слишком приятным мероприятием. Он обязан оградить Надиньку от очередной выдумки хозяев замка.
— Девчонку! — поспешно сказала, почти крикнула Сарра. — Допросите девчонку! Видите, он её прикрывает? Значит, боится, что она наболтает лишнего.

С фиг ли вы вообще должны проверять кого-то одного? Но они проверяют только НадИньку и та говорит, что приехала учиться в школу волшебников. А если бы взяли и проверили всех троих, то тут бы шпионская миссия и провалилась. Но такого, конечно, не могло произойти, потому что тут все идиоты.

0

135

Вместе с толпой новичков-первокурсников русских детей вели по длинному коридору — на сортировку. «Вот он, долгожданный момент!» — со слезами радости думала Еропкина. Коптящие факелы, тёмные витражи — дети спешат по гулкому лабиринту этажей, и толстые ковры скрадывают весёлый топот детских ног. Как здесь прелестно! Уже кажутся милыми бронзовые рожи под потолком, и даже статуя голой вампирши, держащей в зубах чью-то оторванную руку, представляется чем-то домашним, почти родным…

И зачем вы поставили статую вампирши, держащей в зубах оторванную руку, перед детьми, для которых прикидываетесь хорошими? А, видимо затем же, зачем у вас ядовитые ласточки в гербах и дама по кличке Тухлая Ветчина во встречающих.

— Итак, торжественная сортировка начинается, — возгласила профессор. — Сейчас вы, дети, узнаете свою судьбу. Госпожа Колпак почувствует ваш характер, ваши способности — и определит, на каком факультете вам суждено учиться.
Она взмахнула палочкой — и снова глухо заурчали невидимые барабаны.
— Итак, начинаем. Первый по списку… — она поднесла к глазам чёрную книжечку и торжественно огласила:
— Ариэль Ришбержье из Лиона!
Кучерявенький смуглый мальчик с бегающими глазками преспокойно вышагнул вперёд.
— Это я, мадам! — сказал он с нагловатой улыбочкой.
— Иди, мальчик, не бойся, это добрая старушка, — профессор Мак-Нагайна подтолкнула его к бородатым охранникам, державшим уродливую куклу. Ваня заметил, что курчавый ничуть не боится госпожи Колпак. Охранники осторожно приподняли восковую уродину и бережно посадили её мальчику на плечи.
И вдруг — дети ахнули в голос: кукла ожила! Горбунья цепко охватила кучерявую голову ручками, и все услышали скрипучий голос, как у пьяного мужика:
— Ох-хо-хо, сколько здесь горячей ртути, магния и тёмного воска! Очень, очень хорошая головёнка. И даже думать нечего: торговать, накапливать, наращивать и немножко обманывать, как же без этого, хо-хо-хо!

Да... Теперь попала под раздачу Распределяющая Шляпа.
Между прочим, откуда взялись другие распределяемые, если учебный год уже начался?

— Вот, трое. Колпачиха отказывается их сортировать. Они закрыты русской защитой, пся крев[24].
— Ах, что Вы говорите, Войцех? Шутите? — поразилась бритая Лала. — Неужели церковные дети?
Войцех тряхнул чёрной прядью:
— Это ученики великого Шушуруна. Однако, даже несмотря на это, протестировать их невозможно. Сильно повреждены русским духом. Так что доставайте Ваши тесты, Лала. Другого пути не вижу.

Между прочим, разве с НадИньки не свалилась русская защита, когда она отреклась от церкви, родины и семьи в самом начале книги? И разве то, что на них русская защита, не говорит, что никакими учениками шамана Шушуруна они быть не могут, потому что и магия у них работать не может? И, следовательно, никакой телепортации не было?

Ваня заметил, что студентов легко разделить на две огромные группы: горделивые интеллектуалы, каждый из которых держится особняком и полностью сосредоточен на магической карьере, — и развесёлые участники шумных компаний, в которых, кажется, никто даже не вспоминает об учебниках.

Нахрена здесь держат вторую категорию? Волшебникам нужны тупые разгильдяи?

Как ни прислушивался Царицын, русская речь не звучала. В пёстрой массе подростковых физиономий — бледных и смуглых, чернокожих и жёлтых — не встречалось даже намека на нормальное русское лицо с носиком-курносиком, круглыми глазами и каким-нибудь забавным хохолком на макушке.

Нерусские лица ненормальны. ОК, Зервас вообще не нацист.

— Это что за монумент юным пионерам? — Царицын уставился на странный памятник посреди газона. В центре возвышалась статуя уже знакомого Ване очкарика с холодным лицом, только на этот раз очкарик стоял будто пригорюнившись. А перед ним замерла на коленях бронзовая девушка с распущенными волосами. Вся её фигура изображала почтительное преклонение, словно очкарик был вечным огнём или каким-нибудь языческим идолом. Вокруг двух статуй громоздились крупные, в рост человека, валуны.
— Скульптурная группа под названием «Дай списать, ботаник!» — прокомментировал ироничный Царицын.
— Ты что такое говоришь, Ваня? — поразилась Еропкина. — Это же знаменитая сцена из книги «Юный волшебник Гарри и Надсмотрщики Мрака»! Видишь, Гарри грустит по погибшим родителям, а Гермиома Грейнджер преклоняется перед его чувствами.

Гермиома. Очень смешно.

— А кто родителей-то прикончил? — сощурился Ваня, глядя на каменное очкастое лицо. Глядя на скульптуру, он честно постарался проникнуться жалостью к ушастому батану, потерявшему предков. Но почему-то не удавалось. Слишком взгляд у батана был самодовольный и… немного плотоядный.
— Нельзя быть таким безграмотным, — улыбнулась Надинька. — Родителей Гарри убил самый страшный демон на Земле, которого зовут герцог Моргиавола. Но Гарри выжил, ибо папа и мама наложили на своего сына Гарри заклятие мстителя. Это значит, что мальчик не умрёт, пока не отомстит за родителей.

Нет, Роулинг, ты не хотела написать, что Гарри защищает любовь! Ты хотела написать, что его бережёт месть, я, весь такой православный, лучше знаю!

И теперь каждый год тёмный дюк Моргиавола в разных обличьях приходит в замок Мерлина, чтобы уничтожить Гарри.

И все знают, что он не умрёт, пока не отомстит. А вот Моргиавола не знает.

— Великий Гарри каждый год даёт отпор страшному демону, — гордо сказала Надинька. — Поэтому Гарри все любят. Он — великий мститель. Он — идеал.
— Погодите, — Царицын немного удивился. — Этот Гарри, наверное, помогает беззащитным? Великодушно прощает своих обидчиков? Утешает несправедливо обиженных? Почему его считают идеалом?

Вообще-то Гарри у Роулинг вытащил Джинни из тайной комнаты, помог оправдать Сириуса и простил Петтигрю. Но Зервас читал Роулинг через специальный православный фильтр, который всё это вырезал.

— Как почему? — изумилась девочка. — Потому что только Гарри может защитить всех остальных от герцога Моргиаволы! Поэтому он идеал. А Вы, Иванушка, — темнота сибирская!

Между прочим, вполне рационально почитать того, кто защищает тебя от эпического злодея.

На трибуну поднялась торжественная профессор Мак-Нагайна, бессменный декан факультета Моргнетиль.
— Дети!..
Шёпот в толпе первокурсников умер, и стало слышно, как падают золотые песчинки в огромных часах на стене.
— Настало время разделить вашу толпу по факультетам. Сейчас мы огласим результаты сортировки. Но сначала я представлю тех, кто примет вас под своё крыло.

Разве госпожа Колпак уже не огласила их?

0

136

Короче, они отправились на первый урок.

— Мы научимся делать философский камень, который притягивает к себе золото, — произнёс он холодно и очень размеренно, будто каждое слово должно быть непременно записано в тетради.

Философский камень превращает неблагородные металлы в золото, неучи!

— Профессор? — кучерявый мальчик на передней парте вскинул руку с серебристой запонкой Агациферуса в обшлаге. — И шо, я смогу-таки на этом заработать?

Он на английском говорил с одесским акцентом?

— Не обольщайтесь, — поморщился алхимик. — Программой курса предусмотрено создание философского камня весом от трёх до шести карат. Такой камень будет действовать приблизительно двое суток, а потом — рассыпется в радиоактивную пыль.

И ты сдохнешь от лучевой болезни.

— Делать камень будем в конце семестра. А пока — длительная, тщательная подготовка. Вы спросите, как волшебник может подготовиться к произнесению столь сложного креативного заклинания? Ответ прост, прошу его запомнить.
Нужно начинать с любви. Любая магия начинается с пожирающей любви. В нашем случае это любовь к богатству.
— Угу, — кивнул Ваня и покорно записал в тетрадке: «Любовь к богатству».
— Запомните: алхимия — это наука о золоте. Только желание получить золото самым простым и дешёвым способом двигало алхимиками древности. Богатство — главный предмет моего курса!
Кохан Кош гибко поднялся из кресла и замер — на полусогнутых ногах, сгорбленный, с шевелящимися пальцами.
— Я научу вас любить богатство и служить ему. Чтобы притягивать к себе золото, нужно самому тянуться к нему всеми силами души! Теперь записывайте: каждый день надо думать, как разбогатеть. Каждого человека, каждое событие прицельно изучайте — может быть, это ключ к вашему богатству!
Ваня тихонько прыснул в кулак. Он почему-то представил себе генерала-майора Еропкина в роли ключа к его собственному, Ваниному богатству. А что, вполне может быть! На орехи от генерала всегда можно заработать.

Да, вот это христианская любовь! Не то, что безбожники, которые друг друга оценивают, как источник богатства - православные ждут от таких, как они, только #$%^&лей.

— Куда Вы лезете, Шушурун? — хладнокровно и чуть насмешливо поинтересовался Кохан Кош. — У Вас есть что сказать однокурсникам?
— У меня есть что сказать, — злобно ответил Царицын, выпрыгивая на сцену. — Дайте мел. Спокойно, профессор. Есть другой способ решения задачи. Сейчас я продам вашего бармаглюка подороже, чем этот Ара.
— Любопытно, — профессор откинулся на спинку кресла и снова водрузил ботинки на стол.
— Валяйте, мой сибирский друг. Но помните: если Вы обкакаетесь, я заберу у вашего факультета… двадцать очков.
Гриммельсгаузенцы застонали, кто-то даже показал Шушуруну кулак.
— Господин профессор, — сказал Ваня, перебрасывая кусочек мела в руках. — Правильно ли я понимаю, что если я продам этого Бармаглота дороже, чем предыдущий студент, то…
— То Вы получите десять очков на счёт вашего факультета, — кивнула жёлтая голова.
— Отлично, — Ваня повернулся к профессору спиной и подошёл к трибуне с микрофоном. — Господа студенты! Продаётся десять баллов. Кто готов заплатить мне фунты стерлинги в обмен на право получить от профессора Коша десять баллов?!
Зал ошарашенно смолк, слышалось только хлопанье ресниц и треск мозгов в черепных коробках.
— Повторяю, — терпеливо сказал Ваня. — Вы платите мне фунты, а взамен я передоверяю вам право получить десять баллов для вашего собственного — повторяю, не для моего, а для вашего — факультета. Стартовая цена — тысяча фунтов. Есть богатенькие буратинки в зале? Не стесняйтесь.
Неуверенно поднялась одинокая рука с дорогими часами на запястье.
— У меня вопрося, — прошепелявил япончик в круглых очках. — Вот, знасися, меня приписали к факультету Розенблатт. Это знасися, я тебе сисяса даю тысясу фунтов, а профессор Кош мне за это десять баллов? На ссёт факультеты Розенблатт?
— Так точно, — кивнул Ваня и торопливо поправился: — Вы абсолютно правы, коллега.
— Я согласен, — улыбнулся япончик. — Моя факультета будет мною гордися.
Студенты зашевелились, в воздух влетели ещё несколько рук.
— Вот это по-нашему, — улыбнулся Царицын. — Итак, продаётся Бармаглот, стартовая цена — тысяча фунтов. Кто больше?
Через пять минут мифическое существо из Зазеркалья было продано смуглой девочке Салиме аль-Жумане аль-Ширин с факультета Циммерклаус за тридцать четыре с половиной тысячи фунтов. Ваня мог торговать и дальше, да признаться, надоело ему. Царицын и так уж чувствовал себя отмщённым: вот так, господин Кош, знай наших.

С фига ли ты торгуешь профессорскими баллами? Он не тебе их обещал, а твоему факультету, и по своему усмотрению ты ими распоряжаться не можешь.

Профессор, конечно, сообщил, что забирает деньги себе, а мальчику Шушуруну причитается ещё десять баллов.

Во-первых, нафига ему было проявлять изобретательность, если ты всё равно не позволишь ему оставить деньги? По твоей же идеологии в таких условиях нафиг не надо даже пальцем шевелить. Во-вторых, ты мало того, что принял сомнительную сделку, да ещё и вот так просто дал ему ещё десять баллов, чтобы он мог вообще не жертвовать баллами?

— Меня зовут Ка-арлис, — без тени улыбки сказал аспирант, приближаясь и на ходу продолжая разминать пальцы.
— Первое боевое заклина-ание, которое мы разучим — это волшебное слово, дающее силу в схва-атке, — произнёс он, немного потягивая гласные, точно кота за хвост. — Одна-ако сначала вам нужно подготовить ваш ра-азум. Нужно подавить в себе сла-абость, жа-алость к противнику.

Между прочим, он прав. Противника, с которым ты сражаешься, не следует жалеть. Иначе ты не сможешь причинить ему вред.

— Возьмите секатор и отрежьте ко-отику хво-остик, — с мягкой улыбкой предложил аспирант Гаафс.
Петруша как-то шумно задышал — Ванечка быстро положил ему руку на плечо:
— Спокойно, Гром. Не громыхай.
Секо Мутагочи решительно схватил секатор… Тут даже Ваня не выдержал и зажмурился… Признаться, ему подумалось, что отстреливать доберманам головы как-то легче, чем отсекать хвост привязанному котёнку.
Мутагочи преспокойно щёлкнул лезвиями. Кто-то из девочек вскрикнул и захныкал. Хвостик упал вниз с деревянным звуком, из обрубка толчками захлестала чёрная кровь. Кошка зашлась в хрипе, раздирая когтями пластиковую подставку штатива.
— Молодец, мальчик Секо, — чернокудрый аспирант, потирая запястья, подступил к кошке и, покосившись на результаты лабораторной работы, провозгласил: — Получаешь пять баллов на счёт твоего факультета.
Розенблаттцы, вмиг позабыв про котика, радостно взревели, замахали красно-белыми шарфами. Секо оскалился, боевито хекнул, сделал пружинистый поклон — и отправился на своё место в шеренге первокурсников.
— Теперь сле-едующее упражнение, — бесстрастно сказал аспирант Гаафс. Снова порылся в своём любимом кармане, извлёк маникюрные ножницы, поймал лезвиями холодный лучик софита, несколько раз звонко почикал бликующей сталькой в воздухе.
— Теперь мы аккуратно втыка-а-а-аем эти ножницы кошке в живо-от. И начина-а-аем потихоньку разрезать ей шку-у-рку, — с бледной полуулыбкой пояснил аспирант Гаафс. — Нужно, чтобы вы-ы-ыпали кишочки. Кто-нибудь хочет попробовать?

Вот это уже абсолютно лишнее. Чтобы сражаться, не нужно уметь издеваться над безоружными.

Между тем, Телегин страдает от раны. Геронда говорит Телегину, что он проклят.

— Дедушка, Вы меня напрасно обижаете, — хрипло произнёс раненый, глаза его почему-то забегали. — Спасибо Вам, конечно, что рану перевязали и всё такое… Но я Вас не понял. Какая коляска, какой парень?
— А тот самый парень, который у тебя в батальоне служил. Новобранец с красными ушами, помнишь? Который твою последнюю пачку сигарет по неловкости промочил? А что ты с ним сделал за это? Не помнишь? Злобу свою тоже забыл?
Телегин нервно расхохотался и приподнял руку, точно отмахиваясь.
— Да что Вы бредите, дядя…
— Ты его ударил ногой. Сильно ударил, от дикой злобы. И позвоночник ему сломал, крестец пробил. Было?

Короче, Уроцкий был прав. Даже в этой вселенной.

0

137

Перед началом занятия с интригующим названием «Урок очарования» студентов Моргнетиля зачем-то разделили на две группы. Мальчиков увели в Рычащий подвал, а девочек оставили сидеть на низеньких пуфиках в чистеньком и розовом зале имени Аэлиты Блуминг. Этот небольшой зал был заставлен удивительной мебелью — рядом с кожаным красным диваном в виде огромных накрашенных губ громоздилась костяная этажерка, по форме напоминавшая недостроенную Вавилонскую башню.

В виде накрашенных губ. Даже и комментировать не буду.

Роскошная, заплывшая жиром профессор Рамона аль-Рахамма, облачённая в арабские шальвары и не менее воздушную тунику, под которой дряблыми складками вздымалось коричневое от загара тело, восседала по-турецки на полосатой кушетке, влюблённо разглядывая первокурсниц престижного факультета Моргнетиль.

— Маленькие мои, посмотрите, как играют сочные гранаты, точно капельки крови, правда? А этот жемчуг — как застывшая слюна какой-нибудь морской богини. Знаете, что это за браслет, мои подружки? Это настоящий приворотный браслет. Волшебный…
Девочки затихли.
— Любая женщина, как только надевает такой браслет на щиколотку, начинает излучать непреодолимое очарование, — говорила меж тем профессор аль-Рахамма. — Мужчинам кажется, что вокруг этой женщины вертится вселенная.

Тебе только он и помогает.

— Вы должны обучиться древней науке очарования, — чёрный взгляд профессора аль-Рахаммы заблестел. — Мы начнём с того, что каждой из вас подберёт себе новую причёсочку. Фрау Нельке при помощи компьютера определит, какой силуэт более всего подходит для вашей формы черепа. Далее — общий стиль макияжа, одежды и украшений… Мы научим вас правильно двигаться…

Макияж - злоъ. Красивая причёска - злоъ.

— Во-первых, в течение года мы будем считать, сколько каждая из вас смогла влюбить в себя мальчиков. Во-вторых, в конце года вы напишете отчёт об этой работе. И в третьих, победительница получит титул «Мисс Ниневия». Она завоюет право выбрать любой подарок. Некоторые выбирают яхты. В прошлом году девочка выбрала ужин с известным певцом и киноактёром Энрике Гонсалесом…

А мальчики тоже получают задание влюбить в себя как можно больше девочек? Это не школа волшебников, это уже Дом-2 какой-то получается.

— Фелиция Бэнкс, профессор, — ответила светловолосая девочка с прыщиками на лбу — судя по жвачному акценту, американка. Кажется, это она давеча краснела и хихикала при упоминании о ресторанах.
— Итак, Фелиция Бэнкс, какой женственный образ ты хочешь выбрать?
— Моя киска по кличке Ауди. У неё столько кавалеров из соседних дворов! Каждую ночь она целуется на крыше с кем-нибудь новеньким. Она такая красивая, у неё такая бархатная рыжая шубка, а как она умеет жмуриться и выгибать спинку!
— Прекрасно, — кивнула профессор, помечая в блокнотике.

- Ты соблазнишь любого зоофила!

— Я очень люблю певицу Блядонну, — жмуря и без того узенькие глазки, с придыханием сказала девочка. — Всегда мечтала быть такой яркой и смелой, как она!

Да, Зервас, у тебя бомбит от того, что "Мадонна" - это то же, что и "Богоматерь".

0

138

В центре на возвышенной платформе темнел огромнейший Круглый стол короля Мерлина,

Эээ. Вы там чё-то напутали.

— Напрасно она постриглась, — вздохнул Петруша. — Совсем другая стала. И опять глаза блестят, ну точно у неё жар! А ещё… ты видел, сколько шоколадных конфет набрала в тарелку? Разве можно есть столько сладкого?!

НадИнька ест слишком много сладкого. Как по-злодейски.

— Телегин не велел спиртного пить, помнишь? Значит, нельзя.

Подводная лодка!

— Теперь я во всём стараюсь быть похожей на Дюймовочку, — вздохнула Надинька. Она заметила, что мальчики не в восторге от её «взрослого» каре. — Мне подобрали такой имидж на уроке очарования.
— Жаль, — вполголоса пробормотал Петруша. — Одной ненакрашенной девочкой стало меньше.

Краситься научили. Злыдни.

0

139

Оказывается, по-древнехалдейски „мугл“ — это тот, у кого есть совесть…


Купо? Купо-о? Купо-купо, купопо!

+1

140

Неизвестная написал(а):

Купо? Купо-о? Купо-купо, купопо!

Это Вы о чём?

0

141

MaxMontana написал(а):

Это Вы о чём?

Муглы - это персонажи серии Final Fantasy, которые "купо" вставляют в каждую фразу.
А не-волшебники серии про Гарри Поттера - маглы. :)

0

142

Кстати, финал.

— Взять их, взять живыми!
Враги бросились вперёд. Ваня Царицын даже умудрился оказать минимальное сопротивление: выхватил из рюкзака проверенную в боях генеральскую гирю и зашвырнул в гущу налетавших волшебников. Судя по воплям, кого-то сразил… Но уже подскочила Карлотта ван Холль и мастерски двинула Ваню костистым кулаком поддых. Ванька успел крутануться, подставляя вместо мягкого живота довольно твёрдые рёбра, и вцепился в чёрные с прорыжью кудри охранника. Охранник взревел и выпустил из рук крупнокалиберный зонтик. Стервенея от отчаяния, Ванька вцепился в скользкий металл дробовика и поспешно надавил курок. Тугой хлыст картечи грохнул абы куда — угодил в ногу ведьмаку, пытавшемуся подступиться к Асеньке с наручниками. Ведьмак рухнул, Ванька радостно рванул дробовик, почти успел передёрнуть подствольный затвор — но тут за спиной, позади ржавой решётки из моря вылезла фигура незнакомого плечистого волшебника с оружием в руках.
«Конец, — подумал Иван. — Этот, видать, профи. Церемониться не станет. Сейчас просто выстрелит мне в спину».
— Русские — на пол! — заорал плечистый родным голосом. Ванька тотчас узнал лихой покрик подполковника Телегина — и, мигом свихнувшись от радости, щучкой сиганул выполнять приказ. Рухнул сам и мягко сбил на пол растерявшуюся Касси; Аська повалилась сама собой… и в тот же миг вызверился ствол в телегинских дланях, работая сквозь прутья решётки, методично срубая Карлотту ван Холль, бородатого двухметрового охранника, злющего маэстро Кальяни со шприцем в руке… И далее по списку, слева направо.
Кто-то пытался выбежать из коридора на подмогу колдунам, но Телегин намертво запечатал тоннель двумя выстрелами из подствольного гранатомёта. Чёрную дыру надёжно завалило камнями, ни одна змеюка не проползёт изнутри горы… Впрочем, радоваться было рано.
Позади всех полулежал на носилках мудрый ведун Гендальфус Бенциан, он же тёмный дюк Моргиавола. А ему с малолетства служили дюжины незримых воздушных даймонов, которые теперь, в опаснейший момент схватки, кинулись подсказывать ему, откуда взялся страшный русский десантник. Да-да, профессор Гендальфус Бенциан слышал про этого десантника от рыжей Сарры, теперь великий ведун вспомнил главное: у десантника был страшный грех, и потому русская защита прикрывала десантника не полностью. «Дырка в голове», — быстро шепнул внутренний голос. «Точно», — вспомнил жрец Бенциан. Эксперты докладывали ему: у этого подполковника были в защите две неприкрытые зоны: тазовая область и голова.
Бенциан бил прямой наводкой. Уверенно, точно турнирным копьём, ударил подполковнику в голову.
— Будь ты проклят! Инсульт, инсульт! — крикнул раненый профессор на древнем змеином наречии, отсылая в голову Виктора Петровича мощнейший заряд чёрной энергии.
— Вы что-то вякнули? — удивился Телегин. Признаться, у него немного закружилась голова, но это ничуть не помешало подполковнику ещё раз придавить спусковой крючок. И меткая пуля, отлитая на тульском оружейном заводе, с грустью покинув родимый ствол, навылет пробила бугристый, обтянутый морщинистой кожей череп главного колдуна.
— Безобразие, — сказал Телегин, оглядывая остывающее поле битвы. — Вот и посылай вас, несовершеннолетних, в разведку. Половину острова разнесли! Кадет Царицын, оттащите наших людей немного к стеночке. Я сейчас буду вот эту решётку взрывать к хренам собачьим.

0

143

Механьяк написал(а):

Эээ, там же должна быть какая-то другая цитата?..

Пардоньте, исправил.

0

144

Грей написал(а):

В виде накрашенных губ. Даже и комментировать не буду.

Сальвадор Дали Зервасу тоже не угодил.
http://content.foto.mail.ru/mail/vitushkinam/_blogs/i-3993.jpg

0

145

Между тем, НадИнька говорит, что того, кто потеряет пятьдесят баллов, переведут на "исправительный полигон", что это - никто не знает, но точно ничего хорошего. Тихогромов рассказывает, как случайно залез в подземелье и видел там мешок с трупом.

— Ну, хорошо, — мелко расхохотался волшебник, точно жирные паучки разбежались по золочёному подносу. — Теперь перейдём к занятиям. Итак, урок воздухостроения. Я научу вас готовить такие зелья и снадобья, которые косноязычного и тупого заику заставит изливаться соловьем. Моя наука особенно незаменима для будущих адвокатов, рекламщиков, аферистов и политиков…

Я-то думал, здесь готовят волшебников. Волшебников, Карл! Если бы я хотел стать адвокатом, я бы поступил на юрфак, вы так не думаете? На месте НадИньки я бы в этом месте решил, что меня жестоко обманули.

Дети заскрипели перьями, шариками и жальцами фломастеров. Надинька пожала плечами и тщательно вывела предложение в тетрадке. «Видимо, из какого-то романа», — подумала она.
— Теперь напишите эту фразу ещё сто тридцать девять раз, — не унимался профессор красноречия. Дети, пыхтя, усердно принялись за дело.
— А посему обясательно от руки? — спросил кто-то сбоку. Судя по акценту, это был япончик Секо Мутагочи. — Мосно, я на ноутбуке напесятаю?
— Исключено! — возмутился Феофрасто Феофраст. — Только через руку, через почерк слова могут глубоко врезаться в сердце.
Наконец последний студент вывел в сто сороковой раз бессмысленную фразу про британского принца.
— Теперь попробуем вслух, — сказал профессор. — Каждый встанет и постарается произнести эту фразу так, чтобы остальные хоть на мгновение… ему поверили.
И началось.
— Я переодетый британский принц! — гундосил тощий негр с клипсой в ухе.
— Я переодетая британская принса! — кланялся япончик Секо.

ОК, японец плохо знает язык, говорит с акцентом, но как он может путать рода, которых в английском нет?

— Теперь запишите домашнее задание, — тем временем говорил профессор Феофраст, поправляя смятое жабо на груди. — Вы должны выбрать среди однокурсников человека, который вам особенно неприятен. К примеру, вас раздражает его походка или вы считаете, что он слишком тупой. Домашнее задание состоит вот в чём: до следующего урока, то есть за два дня, вы должны с этим человеком подружиться.
Надинька, которая уже начала записывать задание в тетрадь, едва не выронила ручку.
— Что он сказал? — шёпотом переспросила он у соседки по парте.
— Начните активно общаться с этим человеком, — продолжал профессор. — Говорите ему, что у него изумительная походка, что вы без ума от того, какой он решительный и смелый, что он ужасно умный и тому подобное. Вы должны одурачить его. Заставьте поверить в то, что вы действительно мечтаете стать его другом. Задание понятно?

Короче, в этой "школе волшебства" учат делать деньги, краситься и заводить полезные связи. Вингардиум левиоса, блин. И это при том, что волшебство в этой вселенной вполне себе есть!

— Но я… не смогу получить хорошую оценку! — со слезами воскликнула Надя.
— А в чём дело? — профессор угрожающе глянул одним глазом.
— Я не смогу. Мне дедушка строго-настрого запретил врать. А тут сплошное враньё! И ещё мне жалко того человека, которого я должна обмануть…
— Погодите… — волшебник поднял ломкие бровки и точно замер на миг…
— Что, господин профессор?
— Вы что, русская, что ли? — странно глянул Феофрасто Феофраст.
— Да, — сказала Надинька. — Вы не обижайтесь, я просто хотела честно…
— «Честно» здесь не надо! — строго оборвал профессор. — Как только перешагнули порог этой аудитории, сразу позабыли о честности, договорились! А Вам, девочка, я настоятельно предлагаю всё-таки сделать домашнее задание. Надо ломать вашу проклятую русскую защиту!

Минуточку, чтобы сломать русскую защиту, надо всего лишь отречься вслух от церкви, родины и семьи - помните начало и то, как НадИнька получила клеймо? Даже если это действует не навсегда, можно просто отрекаться каждый раз, как захочешь сделать что-то магическое.

Между тем, Тихогромов отправляется на урок творчества. Блин, это не школа волшебства, а институт благородных девиц!

— О-ой, а можно вопрос? Моё имя Клод Биеннале. Скажите, маэстро, но разве не сам человек создаёт свои шедевры, а? — жеманно потряхивая кудрями, спросил смуглый мальчик с длинными, как у барышни, ресницами.
Доктор Кальяни удовлетворённо щёлкнул пальцами и бархатисто расхохотался:
— Видите ли, Клод… Со стороны людям кажется, что гениальные авторы творят сами. На самом деле вся их гениальность состоит лишь в том, что эти люди намного лучше других умеют улавливать сердцем невидимых духов вдохновения.

Та-татата! Мы раскрыли секрет того, почему ДПВ - такое дерьмо! Все истинные гении ловят сердцем духов вдохновения, а Зервас никаких богомерзких духов к себе не допускал, вот и вышел у него феерический отстой.

Доктор ещё раз щёлкнул пальцами — в полу раскрылся квадратный люк, и кверху, слегка позванивая, выполз хрустальный столик. На зеркальной столешнице выстроились семь прозрачных бутылочек, тщательно запечатанных разноцветным воском. Петруша пригляделся: нет, не пиво. В бутылочках вообще не было никакой жидкости.
— Я научу вас чуять творческих джиннов, ловить и удерживать их в сердце. Вот и весь секрет гениальности — поверьте, очень скоро вас вознесут на пьедестал и осыпят цветами!

А нахрена вам понадобился порнописатель, если вы сами раскрыли все секреты творчества?

— Сей джинн носит имя Гафер, это терпкий эфир борьбы, конкуренции, схватки. Его особенно любят молодые режиссёры и авторы детективных романов… Когда-то он зародился под стенами Трои, а теперь витает под потолками казино и спортивных залов, щекочет ноздри тем, кто создаёт образ суперменов: преступников и карателей…

Он мог бы объяснить Зервасу, как правильно описывать вертолёты и погони на них.

— Второй сосуд содержит джинна Меннетекела, который вдохновляет поэтов воспевать сильную личность, великих властителей, диктаторов. Это дух любования человеческим величием, дух горделивого гимна, одической песни и пафосных стансов.

Если бы Зервас его послушал, Телегин бы не вышел таким тупым и злобным, да и его начальство было бы поадекватнее.

Петруша с усилием подавил зевок. «Что-то не очень понятно мне про пустые бутылки», — признался кадет самому себе.

Да мы поняли, что ты идиот, Тихогромов. Кстати, жалко, что кроме него на этом уроке никого из протагонистов нет - интересно, как бы НадИнька и Царицын высказали православную позицию по творчеству?

— В этом сосуде стеснён и просится на волю огнистый джинн Цацаэр, дух похотливых стихов, заставляющий поэтов изливать себя в сладострастной лирике. А рядом с ним — запечатанный чёрной печатью мрачный джинн ужаса и грусти по имени Алистер…
— Неужели он тоже делает людей знаменитыми? — театрально откинув голову, поразился Клод Биеннале.
— Ещё как! — доктор Кальяни оживился. — Мрачные песни про сплин, одиночество и даже самоубийство с каждым годом всё популярнее! Их авторы становятся очень богатыми людьми.
Он покосился на оставшиеся три бутылочки и — сложил гибкие ладони домиком:
— Других джиннов я пока не буду представлять, вы ещё недостаточно подготовлены к встрече с ними. Четырёх для начала достаточно.

И нахрена ты их тогда приволок?

Итак, мы начинаем наши упражнения. Сейчас я открою первую бутылочку, и эфир устремится наружу. Всего несколько мгновений он будет витать здесь, среди нас — и затем скроется. Постарайтесь поймать его сердцем.
— А как я узнаю, что поймал джинна? — поинтересовался очкарик из-под олеандров.
— Вы это почувствуете, — таинственно улыбнулся Кальяни, накручивая на палец заплетённую бородёнку. — Вы не сможете молчать, творческий зуд заставит вас произвести на свет стихотворную фразу, а может быть, песенный куплет.
— О-ой, как мило, — всплеснул руками тёмнокудрый Клод. — Мы будем сочинять стихи, это расчудесно! А на какую тему?
— А вот на какую, — доктор Кальяни красивым жестом выхватил откуда-то сверху, точно из воздуха, небольшую фотографию. И показал детям портрет бледного мальчика в круглых очках, с жестоким взглядом и странной улыбкой.
— Великий Гарри! — воскликнули дети.
— Мы будем писать о нём стихи! — ликовал Клод Биеннале.

Мы будем фикрайтерами, ура! И напишем про великого Гарри слэш! Нет, лучше мы напишем про него ДПВ!

— Как волк одинокий в кошмарном лесу…
Судорога удовольствия пробежала по мускулкам длинного лица маэстро Кальяни. Есть поклёвка! Блестящее начало, теперь — дальше!
Ты воин, израненный в чёрной пустыне…
Это же завистливый очкарик, его голос! Петруша со страхом покосился на юного поэта, поймавшего джинна по имени Гафер, — изморось на сморщенном лбу, очки запотели — и слова будто продираются, фильтруются скрипом зубов:
Отважный палладии, я верю ныне
В несбыточное счастье. Я несу
Тебе в ладонях, как оруженосец,
Мой острый стих. Пускай его вонзит
Твоя рука в гнилое горло ночи!
Пусть брызнет радость! Я теперь пиит
На службе Гарри. Я — чернорабочий,
Служу Тому, Который Отомстит!

Я поэт, зовусь Незнайка, от меня вам балалайка! И это-то суперджинн супертворчества?

— Я знал, что дух уныния обязательно кого-то зацепит, — удовлетворённо кивнул маэстро. — Ах, ведь это русский мальчик… Русские мальчики иногда пишут хорошие стихи. Не такие длинные и скучные, как у Пушкина или Тютчева, но гораздо более звучные, чарующие — как у мастеров серебряного века. Мережковский, Белый, Блок — эти люди приручали джиннов десятками! Дайте сюда бумажку.

Нет, Зервас, извиняй, но...

Он говорил умно и резко,
   И тусклые зрачки
Метали прямо и без блеска
   Слепые огоньки.

А снизу устремлялись взоры
   От многих тысяч глаз,
И он не чувствовал, что скоро
   Пробьет последний час.

...вот это - Блок.

А вот это - Зервас:

Ах, Господи, спаси меня от джинна уныния.
Избавь от зуда власти
И сладости звенящих гордых слов,
В которых не живёт ни жалость, ни любовь!

Чувствуете разницу?

Учитель творчества, прочитав нетленку Тихогромова, одновременно звереет и пугается, сваливая в неизвестном направлении. Странно, вроде не настолько плохо. Ну, не Блок, конечно, да.

В пятнадцать часов опять, как и в полдень, стреляли в небо из пушек. «Наверное, тучи разгоняют», — думал Иванушка. Он спешил через Истошный парк в квартал Пиявок — там, как ему удалось выяснить, находились общежития второкурсников.
У Вани было всего полчаса. Полчаса на то, чтобы выйти на след русских детдомовцев.
Впрочем, едва Царицын оказался в квартале Пиявок, он загрустил: народу здесь была уйма, и все одинаковые: в чёрных пиджачках с гербовыми факультетскими шарфиками — шныряют на роликах, говорят по-английски, жуют резинки, хрустят чипсами… Как тут русского найдёшь?
Ваня взбежал по ступенькам ко входу в корпус имени Цахеса, но вовремя притормозил: заметил, что входные двери оборудованы турникетами, как в московском метро. Только вместо магнитных карточек дети прижимали к чутким устройствам свои металлические бляхи.
У Вани, конечно, имелась на груди бляха с гербом Гриммельсгаузена. Да только не стал Ваня грудью кидаться на амбразуру турникета. «Компьютер считывает имя каждого входящего, — сообразил кадет. — А значит, при желании, любая рыжая кошка сможет без труда „выяснить, что шаманёнок Шушурун зачем-то бегал в общежитие второго курса. И тогда рыжая подлючка помчится к начальству докладывать: «Мальчик Шушурун интересуется второкурсниками, видать, пытается установить контакт!“ — и будет права.

Скажи, что хотел поспрашивать о том, что нужно будет сдавать и насколько это трудно, дятел.

Беспечно напевая песенку про гениального сыщика из Бремена, Ваня присел на стульчик под навесом одного из летних кафе. Достал из кармана блокнот и, тайком оглядевшись, не следят ли вражеские глаза или объективы, записал на тонком клетчатом листочке:
1. Вениамин Фенин.
2. Анатолий Гошечкин.
3. Эльвира Турухтай.
4. Георгий Мерлович.
5. Анастасия Рыкова.

А вот это ты точно зря. Кино насмотрелся? Давай, ещё карикатуру на Тамплдора нарисуй.

Размышляя, Ваня засмотрелся на рыжего паренька в чёрно-жёлтой майке факультета Агациферус, который только что поставил на стол тарелку с синюшными печёночными сардельками и теперь, облизываясь, присаживался на стульчик. Что-то в поведении рыжего мальчика показалось Ване странным. То, как он поливает сардельки кетчупом? Или, может быть, парень как-то подозрительно тщательно протирает вилочку салфеточкой?
Стоп. Вилочка ведь у него пластиковая, одноразовая. Зачем тебе, рыжий, вилку протирать, ведь ты только что достал её из запечатанного пакетика? Ну, можно протереть, конечно. Если, допустим, у тебя это в привычку вошло, потому что в детдоме, где ты вырос, не всегда чисто промывали дешёвые советские вилки из алюминия…
Ваня с улыбкой наблюдал, как рыжий пожирает сардельки. Так едят только те, кто редко обедает за отдельным столом. Нам, кадетам, это знакомо. Ух ты, как интересно! Из общего блюда с персиками, стоящего посреди стола, рыжий выбрал самый большой… Ещё один персик незаметно припрятал в рукав. Видимо, про запас.

И почему же он не хочет возвращаться в детдом, а?

— Ага, — кивнул Ваня. — В газетах читал про вас. Ну как, народу нравится?
— Не знаю! — второкурсник неуверенно пожал костлявыми плечами. — Я с ними ваше почти не общаюсь. Так, только на пресс-конференциях.
— А почему?
— Да зачем они мне? Я делаю карьеру алхимика. А они в этом ничего не понимают. Занимаются всякой ерундой типа насылания порчи на строительные объекты. Пользы нет с ними общаться.
— Ну как же? — удивился Ваня. — Всё-таки земляки, надо Держатся вместе.
— Да мне это землячество до заднего места! — рассмеялся рыжий. — Я эту страну гнилую ненавижу. Моя родина — Мерлин.
— Какую страну гнилую?
— Ну, блин, Русь-мать посконную, лапотную. Ненавижу её.
— Назад не поедешь? — быстро спросил Царицын.
— Что я, больной? Здесь буду учиться до конца, любой ценой. И наш дерьмовый МИД никогда меня отсюда не выцарапает.

Сволочь! Предатель! Не хочет в детдом, где его морили голодом!

Ладно, тля, заболтухался я с тобой. Ты какой-то скучный, сам ничего не рассказываешь, только слушаешь.

Хороший ты шпион, Ваня. Все замечают, как ты ищешь информацию.

Тем временем, Царицын находит второго русского.

— Это окошко душевой комнаты для девочек. Скоро закончится урок полётов на метле, девахи пойдут в душ. Можно будет поглядеть, они там голые, прикинь!
— А… что ты хочешь увидеть? — не понял Ваня.

Ваня-то асексуал, оказывается.

— Что-то кушать захотелось, — сказал он, облизываясь. — Ты уж не проси, дать не могу. У меня только одна порция. Оч-чень вкусная хрень. Называется «сливочный йогурт с карамельками».
— Как ты ешь такое? — поморщился Царицын. — Это же девчачье фуфло!
— Не фуфло, а суфле. Почему девчачье? Мне такую диету прописали ещё на первом курсе, — сказал парень с серебристым хохолком, облизывая ложечку. — Всем, кто занимается на курсах очарования рекомендуют побольше сладкого.

Очень по-злодейски, чего уж там.

— Ты что, на кафедре очарования учишься?
— Да, у самой аль-Рахаммы. Знаешь, каких успехов я добился? Уже умею накладывать приворотные заклинания.
— Это как?
— Любая деваха от такого заклинания влюбляется в меня. И готова почти на всё, представляешь! Опа! — он перебросил через голову опустевший стаканчик из-под лакомства.
— Не врёшь?! — поразился Ваня. — Вот это здорово.
— Конечно здорово. Выбираешь какую-нибудь красивую, и давай колдовать.
— Наверное, здорово. Любовь на всю жизнь…
— Ну… не на всю, конечно. Вообще-то я пока не научился делать так, чтобы эта влюблённость сохранялась надолго.

Царицын, так ты хочешь, чтобы в тебя влюбились на всю жизнь? А ты сам - нет? Ты точно хороший парень? А, ну чего я спрашиваю.

— Слушай, а ты назад в Россию не хочешь? — как бы невзначай поинтересовался Царицын.
— Зачем? Здесь прикольнее. Профессора подглядывать разрешают и даже учебники в библиотеке выдают, где голые тётки нарисованы. Знаешь, как интересно разглядывать!
— Разве это интересно? По-моему, все тётки одинаково устроены.

Автор, кажется, тоже асексуал.

Вдруг девочка улыбнулась и двинулась по газону вперёд, поближе к кустам. Расстегнула плащ, полезла рукой под мышку и достала… Ваня поразился. Спортивная рогатка с упором для руки, с резиновой ручкой, мощная! Мечта любого хулигана…
Эля быстро прицелилась… шпунёк с визгом стеганул по кустам шиповника, точно хлыстом, и вот… из куста вывалилась птичка. Ваню передёрнуло. Вместо головы, у птички было кровавое месиво. Видимо, шпунёк был тяжёлый, со свинчаткой.
Мягко ступая по траве толстыми подошвами на стальных подковах, девочка подошла, бережно склонилась над птичкой и… быстрым движением открутила ей голову. Потом раскрыла сумочку и достала оттуда… связку таких же птичьих головок, нанизанных на проволоку.

В мегабогатой школе магов ученики должны сами добывать ингредиенты? Это же как если бы на биофаке лягушек для вскрытия надо было сначала ловить по болотам.

— Болван ты, ха-ха! — отважно произнёс прыщавый. Согласитесь, смелый шаг для гражданского шпака — так вот оскорбить кадета. «Значит, он не знает, что я кадет!» — обрадовался Ваня.
— Это значит, что я занимаю двадцать девятое место среди всех студентов академии по совокупности интеллекта, профессиональных навыков и интуиции, — сказал прыщавый. Первое место держит, понятное дело, великий Гарри. А у меня — двадцать девятое, понял? Слыхал про Джорджа Мерло? Это я и есть.
— Не слыхал, — сказал Ваня и вздрогнул: жуткая гримаса раздражения исказила прыщавое лицо собеседника.
— Не ври! Ты не мог не слышать обо мне! Моё имя на мраморных плитах в Старом дворце! Всех, кто пробился в Звёздную лигу, увековечивают в бронзе! Пойди, болван, сходи в Галерею славы — там мой бюст стоит, четвёртый от южного балкона!
— Ну, прости, — вздохнул Ваня. — Не успел заметить.
— А ну признайся, ведь слышал про меня! Ведь рассказывали тебе! Я знаю, про меня все первокурсники шепчутся. Ещё бы: не каждый студент из Москвы сможет, несмотря на русскую защиту, получить за полгода орден Негоши второй степени!
— Нет, правда, не слышал о тебе, — покачал головой Ваня — и снова пожалел об этом: прыщавый едва не бросился на него с кулаками:
— Не ври! Не смей так говорить! Ты специально врёшь, чтобы меня разозлить! А сам-то — ничтожество! Ничего не добился, не достиг! Подумаешь-, ученик Шушуруна! Берут всякую бездарность себе в ученики…

Придурок, соври ему, что знаешь его! У тебя шпионская миссия, а ему наверняка есть что рассказать.

0

146

Ваня прислонился к фонарному столбу и достал блокнотик. Хорошо, конечно, что он так быстро, буквально за полчаса, отыскал сразу четверых детдомовцев. Жаль только, что результаты общения с ними не порадуют доктора Савенкова. Похоже, никто этих детишек не запугивал и не гипнотизировал. Просто им помогли возненавидеть Россию. И дети сами предали свою страну — ради богатства, подглядывания за девочками, боевой магии и высокого места в звёздном рейтинге академии.

Раз их никто не гипнотизировал, может, вернёшься к тому, что они говорили про пытки и издевательства? Может, они просто хотели жить по-человечески, э?

Тут всех пугают пришествием злодея Моргиаволлы, ознаменовавшимся рядом дурацких спецэффектов.

Пряча от самого себя довольную улыбку, Ваня перешагнул порог комнаты. Свет, как полагается в волшебном замке, включился сам собой. «А тапочки не выбегут навстречу?» — сощурился Ваня. Нет, тапочки не выбегали. «Не заслужил», — вздохнул Царицын и, сбросив чёрный сюртучок, показал язык тёмному глазку видеокамеры. Во-он торчит из лепной розетки за канделябром. Могли бы и получше замаскировать. Зато волшебники явно не пожалели денег на технику и купили камеру с режимом ночного видения.

Разве ты не должен подыгрывать местным, вместо того, чтобы дразнить их? Как-то это не очень по-шпионски!

Через четверть часа он уже крался по коридору спального корпуса — как полагается кадету, босиком. Огромные студенческие ботинки, выданные вместе с плащом и шарфиком, стучали так, словно были созданы специально для оповещения охраны о передвижениях своего владельца. Теперь они мирно дремали рядом с кроватью, на которой спокойно грезил под одеялом скрученный из полотенец муляж шаманёнка Шушуруна.

И камера ночного видения, конечно, смутилась и отвернулась, пока он этот муляж мастерил.

Царицын нашёл дневник последней детдомовской девочки, спрятанный в тайнике на скалистом берегу и читает его.

2 сентября. Прости, дневник, вчера я не могла найти ни минутки! Какой был день! Замок потрясающий, только немного страшно, но это потому что в детстве я слишком много смотрела сказок про Кощея Бессмертного.

Не помню я что-то пафосных замков в советских киносказках.

3 сентября. Немного жаль, что я не смогла попасть на факультет Моргнетиль. Нам сказали, что никто из русских детей пока не будет приписан ни к одному факультету, с нами будет работать специальная Лаборатория русских исследований. На завтрак было настоящее манго, это просто вкуснотища.

Почему тогда протагонистов распределили на факультеты?

4 сентября. Я в восторге от занятий. Нам рассказывали про историю древней магии, особенно понравилось про руны. Немного страшно про благородных халдеев и зороастрийцёв.
Какие ужасные эти инквизиторы, как жестоко они расправлялись с ведьмами. Кстати, раньше я не знала, что ведьмы всегда помогали бедным и обиженным. Оказывается, они никогда не делали людям зла.

После этого нас пошли учить отрезать хвосты котятам и зарабатывать бабло на копирайте.

Ваня пролистал несколько страниц не глядя — и вдруг взгляд его зацепил неожиданные строки:
«… провалиться сквозь землю от стыда. Я не могу врать! Это значит, что на каждом уроке у профессора Феофрасто я буду терять баллы и через месяц окажусь на полигоне!

Да, конечно, детдомовская девочка, росшая в супервраждебной среде, не умеет врать. Ври больше, Зервас!

27 ноября. Иногда мне кажется, что нас специально заставляют делать разные гадости.

Конечно вас специально заставляют делать гадости, вы в книге, где магия=зло.

Может быть, для того, чтобы в будущем мы могли от них легче защититься. Когда я спросила профессора Коша, зачем надо учиться воровать, он сказал, что это «прививка зла». Веня с ним согласен. Он убеждал меня, что если каждое злое дело совершить хотя бы один раз, то потом тебе уже не захочется повторять эту гадость. Честно говоря, это не очень-то похоже на правду. Однажды в детстве я без спросу взяла чужое яблоко в столовой. Уже на следующий день мне снова страшно захотелось чужого яблока. К счастью, мне тогда влетело, и воровать уже было стыдно. Здесь почему-то рассуждают иначе…

Стыдно=страшно перед наказанием. Православная мораль такая православная.

28 ноября. Толик очень страдает. На уроках очарования их заставляют одеваться в женскую одежду ив таком виде бегать по коридорам учебного корпуса. Не представляю, как он это переживёт! Он умрёт со стыда».

Кого можно очаровать таким макаром вообще?

«… что наличие совести — это свойство людей, совершенно невосприимчивых к магии. Мак-Нагайна утверждает, что совесть это тупость, которая „тормозит полёт мысли мага“. Маг должен задушить свою совесть. Тех, у кого ещё осталась совесть, здесь называют „тупыми муглами“. Оказывается, по-древнехалдейски „мугл“ — это тот, у кого есть совесть…

Да, давайте ещё раз покривляемся над Роулинг.

Он лезет в комнату к детдомовской девочке и не находит её. Между тем, его замечают:

— Замри! — взвизгнул Мерлович. — Иначе получишь заклинание в задницу!
— Не надо заклинаний! Я не буду сопротивляться… — Ванька старался выиграть время. — Но послушай… как ты здесь оказался?

Эй, вы оба что, идиоты? Вы же знаете, что на тех, на ком русская защита, заклинания не действуют.

Ваня делал вид, что слушает, а сам бешено соображал: вот ситуация. Я стою на коленях, оружия у меня нет. Прыщавый мальчик Мерлович сидит на письменном столе, непринуждённо болтает ногами и держит в правой руке волшебную палочку, которая направлена мне в голову. Что это значит? Он ведь прекрасно знает, что с меня не успели снять русскую защиту, а стало быть, волшебная палочка против меня работать не будет. Тогда… почему бы мне, русскому кадету Ивану Царицыну, прямо сейчас не подняться преспокойно на ноги и не навалять этому хвастуну по шее?

О, дошло до жирафа.

Он избивает дебила с двадцатькаким-то местом в рейтинге и связывает.

— Видишь пенни? Теперь смотри внимательно. Он нахмурился, надул губы и, бормоча себе под нос, коснулся монеты пальцем. Через пару секунд отдёрнул пухлый пальчик, а под ним… Ваня вздрогнул: золотая монетка!
Разумеется, Ваня не поверил своим глазам. Фокус! Ари просто подменил медную монету золотой. Но вдруг — прямо на глазах золотой кружочек на подоконнике начал темнеть, тускнеть…
— Ну что, русский? Можешь так?! — засмеялся Ари, и кучеряшки его затряслись торжествующе. Глянул остренько, схватил медяк с подоконника, сунул обратно в карман — и, приплясывая от счастья, побежал дальше по коридору.
Ваня провёл рукой по лбу. Наваждение какое-то… Видимо, нужно всё-таки выспаться…

Ох, ё. Он до сих пор не верит в магию.

Ой! Холодная ладошка легла на ушибленное плечо. Ваня обернулся — и увидел незнакомую сумасшедшую девочку. Девочка была одета… совершенно диким образом. Ваня чуть язык не прикусил от неожиданности. Определённо, бедняжка была психически нездорова. Рыжие волосы, зелёные глаза, вся извивается, точно её подключили к проводу высокого напряжения.
— Приве-е-ет, красавчик! — промяукала незнакомая девочка голосом Фелиции Бэнкс.
— Ты чего, а? — опешил Ванька. — Фелицка, ты что ли? С дуба рухнула, мозги протухли? Ты что, одеться забыла?
— Я знала, что тебе понравится, — промурлыкала изменившаяся до неузнаваемости Фелиция. Глаза её были такого насыщенного цвета, что, казалось, в каждый закапали по баночке зелёнки. — Это я ради тебя так оделась, красавчик. Чтобы ты наконец обратил на меня внимание. А то ты совсем не смотришь на девочек, зазнайка.
Ваня дружески похлопал тяжелобольную по плечу и отошёл. Во, дура сумасшедшая. В одних трусах на уроки — это уже диагноз.

А она-то и не знала, что ты асексуал.

Наконец, бедного Царицына совершенно добила сцена в буфете: крошечная девочка с голубыми бантиками, морщась и кашляя, тщательно пыталась раскурить измятую самокрутку. Ощущение нереальности происходящего нахлынуло на Царицына. Прибитый к стеночке, он даже не удивился, когда громовой голос по внутреннему радио объявил, что Шушуруна из Гриммельсгаузена срочно требуют в приёмную первого заместителя декана.
— Хэй, что стоишь?! Тебя к декану зовут! — гаркнул кто-то на ухо и Ваня, опомнившись, послушно побежал к лифтам.
Зеркальная кабинка подбросила его на верхний этаж, Ванечка выскочил и побежал по зелёной ковровой дорожке, недоумевая, ради чего его вызвали к страшной женщине Карлотте ван Холль. С лёгким трепетом постучался в тяжёлую дверь приёмной…

Может, связанного нашли?

— Мы вручаем деткам орден лиги третьей степени, — медленно кивая, словно соглашаясь с самим собой, произнёс проректор. — Это колоссальная честь. Детки могут носить этот орден с гордостью. С сегодняшнего дня мы производим вас в рыцари Звёздной лиги. С завтрашнего дня вы начинаете отдавать нам этот долг. Вы начинаете работать на Орден.
После аудиенции у проректора новопосвящённых рыцарей Ордена Звёздной лиги повели на специальный мини-банкет. Ваня глядел, как вёрткие официанты с чёрными косицами заставляют стол перед ним тарелочками с дельфиньими языками, острыми крылышками бекасов и свежей ежевикой, потом глядел на свой орден, рубиновой искоркой горевший на груди и… размышлял. Дело в том, что в голову кадета Царицына внезапно, минут десять назад, пришла прелюбопытная идея.
А может быть, не стоит торопиться покидать замок?

Да, у тебя затык на орденах, мы поняли. Вот только неужели ты не отличаешь вражеские ордена от своих?

Может быть, отправить на «Иоанна Кронштадтского» Петрушу с Надинькой и с ними передать дневник для Савенкова. А самому остаться учиться в Мерлине? Тогда через несколько лет Ваня Царицын станет как Штирлиц. Он сделает в колдовской академии карьеру, он будет высокопоставленным сотрудником Мерлина — но при этом продолжит работать на ФСБ. Таким образом у Москвы появится суперценный агент в руководстве Лиги колдунов!

Ага, без всякой связи со своими и со связанным чуваком, который тебя раскусил.

НадИнька и Тихогромов идут на урок полётов на метле.

Надинька вытаращила глаза. Ещё минуту назад она готова была завизжать от радости, предвкушая то, что сейчас воочию видели её глаза. Но теперь… девочка почему-то ощутила, как ледяные мурашки поползли по спине. Надинька не понимала, почему долгожданное зрелище не только не вызывает у неё восторга, а скорее наоборот… Страх! Вот что почувствовала Надинька. Девочке показалось, будто метла поднимается не сама собой. Точно пара невидимых, проворных и злобных существ вцепились в метлу с двух сторон и — неслышно посмеиваясь, приподнимают её в воздух.
Что-то гадкое и очень-очень страшное было в этом. Не чудо, а… преступление закона природы.

Вот тебе, Роулинг! Вот тебе, вот!

0

147

Расхаживая вдоль шеренги притихших первокурсников, профессор фундаментального ведовства Йенна Мак-Нагайна доходчиво и ясно объяснила, о каких привязанностях идёт речь. Во-первых, привязанность к земле, на которой родился. Во-вторых, привязанность к людям, которые в этой земле похоронены: к дедам, бабушкам — и, вообще, — предкам. И наконец, в третьих, привязанность к людям, которые сейчас живут на этой земле и составляют с ней единое целое, — к родителям и друзьям из прошлой, доволшебной, жизни.
— К следующему уроку вы должны написать сочинение. Тема очень проста: «Почему я ненавижу свою родину».

Разве не нужно родину научиться игнорировать, а не ненавидеть? Ненависть - это тоже привязанность.

— Мне стыдно за свой народ, за его историю, ведь она самая кровавая, подлая, глупая. Мне стыдно за своих предков. Мне стыдно за деда с бабкой, которых я не помню, но уверен, что они, подобно остальным русским, были предельно не образованными, дикими, злыми и жестокими. Мне стыдно за мою мать, которая была пьяная тварь, развратная и тупая самка, сдавшая меня в детский приют…
— Нет!
Кто-то крикнул из толпы детей так звонко, что мальчик осёкся. Йенна Мак-Нагайна дёрнулась и впилась в толпу детей жёлтыми глазами.
— Кто кричал?! Кто сейчас крикнул?! — взвизгнула профессор, прыгая вперёд.
— Я… это я кричала! — сказала Надинька, заливаясь румянцем точно аленький цветочек. — Нельзя так говорить про свою маму! Он просто бессовестный!

А почему, собственно, нельзя, если она действительно сдала его в приют? НадИнька, ты никогда не жила в приюте, а? Вот и молчи, пока не попробуешь.

Толпа первокурсников напряжённо загудела. Видно было, что некоторых детей Надинькины слова вывели из дурного оцепенения. «Я тоже люблю мою маму», — произнесла незнакомая девочка в первом ряду. «А почему должно быть стыдно за родителей?» — переглядываясь, гудели мальчишки.

Ну да. Если это - промывание мозгов, то на редкость бездарное.

Петруша заслонил рыдающую Надиньку спиной, почесал взъерошенный золотистый ёжик на макушке и произнёс:
— Мне стыдно, что моя страна…
— Отлично, — Мак-Нагайна аж застонала от удовольствия. — Продолжай, моя умница!
— Моя страна… не может защитить своих детей, когда они попадают в беду! — негромко и быстро сказал Петруша, глядя в пол, сжимая кулаки.
Зал напрягся — не все расслышали, немногие поняли.
— А ещё мне очень стыдно… — Петруша обернулся к профессору и глянул на неё чуть исподлобья, — что в моей стране не нашлось взрослых здоровых мужиков, чтобы…
Мак-Нагайна ощерилась, поспешно вскидывая волшебную палочку… А Петруша — уже прыгнул, на лету подхватывая ручищами новенькую метлу, заготовленную для Надиньки:
— Чтобы вымести всю вашу нечисть поганой метлой!
Мак-Нагайна успела-таки выхаркнуть боевое заклинание — острие волшебного жезла вспыхнуло белой искрой, которая внезапно… бессильно погасла. А Петруша тем временем не терял ни секунды. Поганой метлой он звезданул Мак-Нагайну по гадючьей роже — только шпильки взбрыкнули в воздухе.
Пожалуй, впервые в жизни профессор фундаментального ведовства отправилась в полёт отдельно от волшебной метлы.

Бра-во! Браво, Тихогромов! Ты только что завалил свою миссию!

0

148

Я, кстати, не очень понял, где в той вселенной заканчивается реальность и начинается литература~ Гарри - он же вымышленный персонаж, не?

Видимо, подразумевается, что "Великий Гарри" и "герцог Моргиаволла" - реальные личности, про которых, как и про саму академию, есть популярные книги.

0

149

Дочитал это потрясающее произведение до конца.

Умопомрачительное говно. Это я говорю как патриот России и сторонник детского патриотического воспитания.
Настолько феерично убить все шансы создать если не шедевр, то хотя бы неплохой сказочный боевик, надо уметь. Не зная личности автора, можно запросто подумать, что писали сатиру на русские книжки по заказу западных спецслужб. Но нет, это просто "Что за идиот!" в роли идейного вдохновителя и бригада студентов-троечников с филфака.

Все так плохо, что уже ужасно (в случае прямого употребления) / уже хорошо (в случае разбора опуса на лулзы) и с идеологической, и с литературной точки зрения.

I. Идеология

1. Национал-шовинизм и антисемитизм во все поля. Любить свой народ можно и нужно, не смешивая с дерьмом остальные народы. А кто не согласен, тот говнарь вроде Дейла Брауна, только с обратным знаком.

1а. Концепция "русской защиты", во-первых, сильно попахивает идеей национальной исключительности, а во-вторых, прямо противоречит догмату "нет ни иудея, ни эллина". Иудеев нет, слышишь ты, Зервас?!

2. Если уж ты решил вместе с патриотизмом пропагандировать православие, то делай это умеренно и не нарушая православных же канонов. Божьи чудеса даже по христианским понятиям работают не так, как это у Зерваса описано, а у него получилась хорошая Божья и плохая дьявольская магия. В книжке, где вся магия зло, ага.

3. Если ты пишешь не фанфик, а претензию на серьезную книгу, НЕЛЬЗЯ (КАРЛ!) ее строить на принципах "На тебе!" и "Профессор был неправ"! Данный подход сразу наводит на мысли, что автор сам по себе лузер и решил спаразитировать на успешном тайтле. Что соответствует истине, хехе. Фикерам простительно, из них 95% писать не умеют по определению, а если ты публикуешься - ни в коем случае.

3а. Ну ок, ты хочешь написать книжку про то, что магия зло. В мировом фольклоре более 9000 сказок на тему "Школа волшебства, которой руководит дьявол, обучающий учеников магии в обмен на их души/жизненные силы". От исландской "Школы чернокнижия" до немецкого "Крабата". Там фабула как раз подходит для заданной темы: ребенок приходит в школу, сначала прется по клевой магии, а потом узнает, что все не так однозначно. Золотое дно! И никто не узнает, что у тебя бомбит от популярности Гарри Поттера.

4. Зацикленность на России, которую мы потеряли. Что этот троп, что светлое советское прошлое, резко восхваляемые в противовес остальным периодам - признак идеологической тупости и зашоренности автора, не умеющего в преемственность исторических этапов.

5. Персонаж типа Телегина считается положительным? Армией, в которой его преступление заметают под ковер, чтобы не порочить честь мундира, подрастающее поколение должно гордиться? Да, в этой же армии (предположим, что автор, яко демиург, прав, а плохой журналист Уроцкий врет) призывают героинового наркомана, допускают его к службе с оружием и в ус не дуют, пока ломка не доводит его до самоубийства.

II. Литературный аспект

1. Идиотский мяч. Нет, это даже не идиотский мяч, это ЧМ по идиотскому футболу. Уникальная, на самом деле, книга - здесь идиоты ВСЕ. Кроме, пожалуй, Геронды, но тот всевидящий святой старец с кучей абилок. Все прочие персонажи, и хорошие и плохие, соревнуются за титул чемпиона Специальной Олимпиады (подробности в статье). А в кустах в это время оркестр наяривает марш.

2. Язык и стиль изложения - по большей части ниже плинтуса (одна "наглость в мохнатых очах" чего стоит). Дети разговаривают на совершенно неестественном языке. На "Вы" обращаются друг к другу!! В том числе восьмиклассник к десятилетней соплюхе, ага. Понятно, что в реальности два подростка, хоть сто раз суворовца, между собой общались бы с хорошей дозой мата, но ведь можно было изобразить более-менее реалистичную речь образца "подростки, за которыми мама наблюдает".

3. Незнание матчасти пробивает пол и уходит в отрицательную полуплоскость (подробности опять же в статье). Терпеть не могу Круза за его постоянную мастурбацию на планки Пикатинни, но у безграмотности автора все же должен быть какой-то предел.

4. Карикатурнейшее изображение злодеев. Вот этих вот сошедших с агитплакатов деятелей нужно бояться? На удивление жизненно получились только выступления на тему "Ах, простите нас, что мы русские, как нам стыдно за Россию!"

В общем, позорище.

Отредактировано Eraser (2016-06-06 10:42:52)

+1

150

Механьяк написал(а):

И таки что было после сцены с расстрелом-то? %)

Был эпилог

В кафе «Зимушка» на улице Тютчева, как известно, делают лучшее московское мороженое. В первый день октября 200… года, пожалуй, впервые за историю существования знаменитого кафе, здесь собралось множество солидных военных чинов: два генерала (один пухлый в мундире, другой сухощавый в штатском), один усатый подполковник в камуфляже, один капитан первого ранга в парадной форме, да ещё два подтянутых, явно бывалых кадета.
Штатского народу за большим овальным столом тоже было немало: громче всех хихикала и даже немножко баловалась девочка с золотистым хвостиком. Гораздо спокойнее, как большая, вела себя красивая темноволосая девушка, похожая на грузинку или, скорее, на гречанку. Рядом с ней, солидно надувая щёки и потягивая сок через трубочку, восседал смуглый мальчуган в бело-синей футболке с надписью: «Греция — чемпион-200..!» Наконец, в самом углу, сильно смущаясь и поминутно краснея, сидела круглолицая девочка с огромными и совершенно счастливыми глазами.
Глядя на неугомонную Надиньку Еропкину теперь сложно представить, что ещё три недели назад её привезли в Москву совершенно оцепеневшую и белую, как мрамор. По счастью, Ася догадалась позвонить отцу Игорю, который, невзирая на пробки, добрался со Сходни за полчаса. Священник с трудом расшифровал сдавленный хрип, доносившийся из уст заколдованной девочки, — исповедь длилась почти полтора часа! По счастью, русская защита помешала проклятию парализовать Надиньку навсегда — и сразу после исповеди холод начал отступать от сердца. Кровавая печать на лбу Морковки тоже исчезла сама собой. Вместе с ней растаяла чёрная тоска, вызванная страстным желанием стать великой волшебницей. Теперь Надинька с горечью вспоминает, как сдуру сбежала из дома, заставив изрядно поволноваться бедного милого дедушечку.
Приказ об отчислении Ивана Царицына генералом Еропкиным до сих пор не подписан. Молодому человеку назначен испытательный срок: в течение месяца он должен вести себя прилично, не досаждать либеральным журналистам и оставить в покое детского писателя Эдуарда Мылкина (получившего на днях, кстати сказать, премию Российского министерства культуры за серию романов о Лолиточке и Адочке). Царицын ведёт себя примерно, опасаясь огорчить маму, — тем более, что новости из ростовского госпиталя не слишком утешительны…
Кадет Петр Тихогромов до сих пор ходит с забинтованной головой — удар серебряного шестопёра оказался довольно сильным. Врачи опасались даже, что у мальчика нарушится координация движений — это поставило бы крест на его мечтах о военной службе. Слава Богу, дурные прогнозы не оправдались, и сейчас Петруша совершенно воспрял духом.
Примечательно, что никто из друзей Иванушки и Петруши не знает о том, в какие передряги этим двум достойным господам довелось попасть на первой неделе сентября. Официально, оба парня просто побывали в увольнительной, повидали родных и близких. Правда, в газетах и на телеэкранах замелькали репортажи о преступлениях разоблачённых сектантов, свивших гнездо под видом парка аттракционов на острове Лох-Хоррог, и недавно в прессу попала фотография русского мальчика, который обучался там под видом шаманёнка. Бедному Царевичу всё сложнее отвечать на прямые вопросы братьев-кадетов…
Мои измученные дети Кассандра и Ставрос вернулись сильно повзрослевшими. В первый же день Касси сожгла в мангале для барбекю все свои книжки про юных колдунов — те самые, из-за которых они с братом очутились в академии волшебства. Ставрик первые несколько дней бредил какими-то кладами и сокровищами, но вернулся в нормальное расположение духа сразу после того, как наблюдательная Касси обнаружила в его подушке припрятанный алмаз. Оказывается, один-единственный камешек Ставрос всё-таки вывез из колдовского подземелья, засунув в левое ухо. Алмаз был изъят мною и передан в Добровольный фонд содействия развитию эллинской авиации.
О том, как сложилась судьба подполковника Телегина после его возвращения в Россию, нам известно крайне мало. По крайней мере, очевидны два факта: во-первых, никакого повышения в чине не последовало, а во-вторых, косовская рана господина полковника больше не беспокоит. Что же касается вашего покорного слуги, то во время описываемого разговора в кафе «Зимушка» я уже находился в Москве — подыскивал переводчика для книги, которую вы держите в руках.
Остаётся отметить, что официальное заявление греческого правительства в связи с попытками удержания несовершеннолетних граждан Греции на территории частного владения «Замок Мерлина» получило неожиданно широкий отклик. Скандал прогремел по Европе и отозвался эхом на всех телеканалах мира. Уже через несколько дней с аналогичными гневными заявлениями выступили внешнеполитические ведомства России, Белоруссии, Украины и Грузии.
Итак, в тот чудный московский вечер Ваня Царицын как раз закончил свой доклад о первоочередных задачах Кружка любителей выжигания имени графа Суворова, направленных на дальнейшую борьбу с распространением колдовства в России.
Надинька, слушавшая с приоткрытым ртом, вдруг отвлеклась на картинку, возникшую на телеэкране в глубине зала.
— Смотрите! Это же он… Тот самый мальчик, который мне печать поставил! — взволнованно сказала она.
По телевизору показывали новую шоу-программу Лео Рябиновского «Чудеса и тайны мага Лео». Юный колдун выступал на сцене Московского дворца молодёжи; толпы восторженных подростков гудели, пищали и бесновались. Лео творил чудеса: превращал цветы в хрусталь, обвивался удавами, гипнотизировал симпатичных барышень и даже… взмывал ненадолго над зрительным залом.
Дети беспокойно зашумели, Ставрик даже показал телевизору кулак. Ваня Царицын несколько минут молча глядел на экран. Потом почесал белобрысый загривок:
— Непорядок, господа. Если не возражаете, я займусь этим юным волшебником.
* * *

— Дядь Вить, Вы обещали рассказать! — Надинька настойчиво дёргала Телегина за рукав. — Как Вы догадались, где находится выход из подземного хода?
— А что было гадать? — немного удивился Телегин. — У вас же там огромный крест стоял, весь в лампадах! Сложно было не увидеть его… Вся гора тёмная, а у самой воды — свет.
— Как это «огромный крест»? — прислушался Ваня.
— Да будто вы сами не помните! — рассмеялся подполковник. — Деревянный такой крест, резной… ну, наверное, метра два в высоту. Он у вас прямо возле решётки стоял. Вы же сами перед ним, небось, полсотни свечек зажгли!
Он разгладил усы и сощурился, припоминая:
— Ну думаю, ребята дают: нашли время столько свечек зажигать. Зато по этим свечкам, которые весь крест высветили, я вас и обнаружил. Так что, получается, не зря зажгли. Хороший сигнал получился, что надо.
— Вот такой крест? — спросил Ваня, разматывая шарф и бережно доставая из мешочка небольшой деревянный крестик Геронды.
— Этот больно маленький… — прицельно глянул Телегин. — А хотя… резьба очень похожа. Только у вас огромный был, я же говорю, два на полтора где-то. Кстати, где Вы его раздобыли, в замке что ли нашли? И куда он потом подевался?
Дети переглянулись. Иванушка подмигнул Надиньке:
— А ты говоришь, чудес не бывает! Надинька подумала, поморгала немного.
— Бывают. Только их не волшебники делают, — твёрдо сказала она.

0


Вы здесь » Форум проекта WikiTropes.RU » Разговоры о произведениях » Дети против волшебников