Форум проекта WikiTropes.RU

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум проекта WikiTropes.RU » Кафе "За жизнь" » Некролог


Некролог

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Умер Владимир Игоревич Карпец.

https://www.stihi.ru/photos/sabbaka.jpg

Один из тех, оммаж чьему стилю - статьи Варуха.

Он был преподавателем моего лучшего школьного друга.

Владимир Игоревич - человек, который обратил внимание на варушью писанину, когда тот был оккультистом и еретиком.

У него я в первый раз прочитал фразу: "Русский человек или анархист, или монархист, но никогда не либерал" (изречение Л. Тихомирова, левого экстремиста, перешедшего на сторону Империи - одного из предтеч Варуха).

Владимир Игоревич был одним из немногих, исключая епископат, православных, кто чётко заявил, что перфоманс Pussy Riot и их защита "христианскими демократами" - это дела тьмы. Он, кстати, не призывал к крови - предлагал для "пусек" работу с тяжелобольными.

С одним из товарищей Карпец придумал ОПГ (Общество Православной Гносеомахии) в противовес ОХП (Обществу Христианского Просвещения, призывавшему не только простить кощунниц, но и причащаться пивом с чипсами).

Карпец с друзьями угадали. Оно возникло.

Владимир Игоревич был одним из последних, кто пытался примирить Красноту и Белизну. Делая это не для конъюнктурного пересмотра, а по зову сердца. Он был краснее многих красных и белее многих белых.

Как-то раз я спорил анонимно с Карпцом про Энтео. Первый не принимал второго за радикальный антисоветизм и американщину. Но Варух увидел, что они похожи, несмотря на флаги. Как могут быть похожи люди под диаметрально противоположными флагами (и различаться - люди внешне союзные), в чём я убедился совсем недавно.

При жизни Владимир Карпец много ругался с Даниилом Сысоевым. Отца Даниила убили в 2009. Владимир Игоревич умер на восемь лет позже. Для меня они оба - примеры идеализма. Они многое говорили похоже, хотя один был православным советистом, а другой - белым уранополитом. Про изменение судебной системы, про истинные причины убийства Последнего Царя, про аборты, про Европу, про иные религии...

К сожалению, Варух не был знаком лично ни с одним, ни с другим.

Владимир Игоревич очень любил чудовищное творчество Пимена Карпова. Он дожил до момента, когда оно ушло в Сеть, хотя лично и не увидел:

http://rap-game.ru/_ld/321/59473757.jpg

Когда старые уходят, у молодых появляется стимул действовать дальше.

Смерть учителя - повод для ученика сделать больше.

Когда-нибудь мы победим.

Все.

Грибы с Юггота поют прощальную песнь:

https://3k.mail.ru/images/data/bots/tks_bot_chernospor.jpg

L'AUTRE OMOH ИЛИ
ПАМЯТИ СИРАНО ДЕ БЕРЖЕРАКА

Дормир, Носов, Дормир. (А.В.)

L`AUTRE ОМОН пребывает всегда незрим.
L`AUTRE ОМОН стережет сверхнадсущный Рим.
Тот самый, четвертый, иже не время суток
В себя вмешает ниже человечь рассудок.
Если звонок - и нет никого - знай, это он.
Это к тебе за тобой прислан  L`AUTRE ОМОН.
Это свинец - посылает сигналы печень.
Это светец - молвит предсердие - он вечен.
Это пиздец - шепчет внутренний жидомасон.
Это венец - рцет инок сердца сквозь тонкий сон.
Это везут? Что там везут? Эти гроба чьи?
Рота, подъем! Метлы на суд! Главы ввысь собачьи!
Как мертвецки рты, ручьи пересохли рачьи.
Пока спешит через огненну реку врач и
Тот ОМОН, что по мётрам чует чеченский след -
Мертвая тень блюстителей того, чего нет.
Сторож, сколько ночи? - Славен град! - Третья стража.
Всадник и змий едины, как цвет камуфляжа.
Чернь-червь под конем извивается, хамелеон -
Пробди его торс до Руси, L`AUTRE ОМОН!
Дабы чермен хлынул ручей, но прежде черен -
Ворог мокрей, вран, который одному верен
Дубу невзросшему, но именно это он
Льволк, птицедлак, витриолог,  L`AUTRE ОМОН.

***

Спи, орнитолог, спи, сон тебе будет пухом,
Духа не угашай - веяно в духе духом...
Кружатся в паре траурница и махаон:
Спецзадание выполнил L`AUTRE ОМОН.
Значит, не ждали - кого-то другого ждали,
Отворится, ждали, рытвина ли, гряда ли.
Ждали, как на горах князя, вздета на щиты,
Но его-то мощей не отыщешь в нощи ты.
Ибо L`AUTRE ОМОН посетил долины,
Вишневый сад, где когда-то цвела малина...
Так выйди-слушай, пока слышно на сотни га,
В чье там окошко стучит липовая нога.

***

этим отблеском не поверь сверхмонтажник и верхолаз семь отрежь и один отмерь из числаисчисленных раз укорачивается постой выпускает последний пот и по душу твою святой вылетает с пилой пол пот неотмаливаемо сие хоть упрашивай клянчи хоть у тебя на тебя досье у него до тебя есть хоть внесверхсущностный зрит партком всю тобою явленну суть и никто не взмахнет платком провожая в последний путь

http://www.manapool.co.uk/wp-content/uploads/2012/10/2012-10-12_00040.jpg

Отредактировано Telegin (2017-01-28 08:08:08)

0

2

Бамп стихом, чтобы скаченный оппонентом в срач тред не заслонял пост памяти.

Arthur  Rimbaud
LES  CORBEAUX
пер. В.И. Карпца

Как, Боже, холодно вокруг,
Когда над селами в полях
Смолкает благовеста взмах,
И, свыше осыпаясь вдруг,
Крушат небесные слои
Родные вороны мои.

Оруще-странные войска,
В чьих гнездах ветер мутно зол!
Везде, где известь и подзол,
Где желтой лентой спит река,
Где спят канавы, ямы, рвы, -
Ссыпайтесь вы, рассыпьтесь вы!

Скрипя, над Францией ваш лёт
Назад вращает ход зимы,
Сковавшей мертвых, дабы мы
Их вспоминали в недрах лет.
Кричать - ваш долг. Незыблем он
Для черной птицы похорон.

Но, корчась на ветвях дубов,
Вы славок не спугните там.
Им в мае петь - не вам, не вам,
Святые сторожа гробов,
Для тех, чьи трупы в травах спят,
Навеки скованы до пят.

https://pp.vk.me/c623630/v623630118/1e40f/a2p0AXgt7Mo.jpg

0

3

Продолжаем вспоминать стихи Владимира Игоревича, самые близкие Варуху...

ПЕСНИ СЕВЕРНЫХ СТРЕЛЬБИЩ

Дно океана мы
От Калки до Колымы,
Дно океана, где, сбитый влет,
Сокол трисолнечный песни поет
Незаходимой тьмы.
Реки воды живой,
Ведай, реки, живой -
Руки укрой травой -
Веки вздыми вдовой
Реки вольются в львой.
Рыси глядят из хвой,
Рыбы рисуют, полет совершая свой,
Раны над головой.
Это последний час.
Это вышел запас.
Этот погас фугас.
И на постой
К нам пришел пустой.
Это душа отлетает от тела, а от нее отлетает дух,
Затем превращается зрение в слух
Песьих глав, подвывающих львою,
вливающемуся в рух.
Там, где потух петух,
Там, где везде
Место звезде,
Место красной руде
Там, где.
Там, где вспыхивает, как прах, кость-суха-глава,
И выходит к передовой рота, пока жива.
Резко спустив затвор, надо сказать ;a va.
Это дети твои, рысь, о вымени, но сова,
Рысь, если ты вдова,
Рысь, если рота твоя - ратная клятва для
Рта, чей последний вздох - русское «Гад, стреля…»,
Рота, где каждый сир, сироты все того,
Кому серый волк несет китель и крест его.
Гром. Воронграй.
Верхокрыл. Шестоплав.
Спи, костоправ, пока гонят сплав по нужде.
Там, высоко, на дне,
сверхнадсветный прочесть псоглав
То же, что совершить кругосветный заплыв
там, где
Звездный метла к метле смыкает кольцо конвой,
Реки воды живой льют изо всех корзин -
Вязнут ветхие сапоги -
Это
Веды реки живой, сокрытые под травой,
Круг вершат вековой
Там, где
Рух-алконост-сова окружностью заревой
Кружит над головой,
Пока
Некто, себе не свой, стреляет с передовой
Водителей тех дрезин.

ВСЁ.

2000
Александров – Арсаки – Зосимова  пустынь

***

Noche escura de alma
(San Juan de la Cruz)

Ты ушла во тьму, моя темная ночь,
По ту сторону дня, моя темная ночь,
За болота ушла, за топи,
За черничники вдоль бегущих рельс.

Моя темная ночь, когда мы умрем,
Будет нашим день, будет час златой.
А пока мы здесь, мне пустым ведром,
Словно цепью пес, день греми пустой.

Там, где гонит Петр из России прочь
Злато-черный град сквозь сырую паль,
Через белую ночь моя темная ночь
Белой тьмою идет вдоль канала вдаль.

Твое имя - ель, и в полярной тьме
Темной ночью горит, моя темная ночь.
По ту сторону пояс твой развяжу,
По ту сторону дня, моя темная ночь.

Твое имя здесь повторять невмочь.
Но горящая ель все пылает в тюрьме.
Темный факел твой, моя темная ночь
Из-за той стороны светит мне во тьме.

1994

А это - специально для Неизвестной:

Он встает и ходит кругом Кремля
Мимо строя сомкнутых часовых.
Не найдут его среди нас, живых,
Даже лазерные поля.

Это в полночь бывает, когда часы,
Что при нем играли «Интернационал»,
Приближают любому удар косы,
Не щадя даже стражников и менял.

Он встает и ходит, как в том году,
Когда въехал в разбомбленный этот дом.
Только круг очерчен огню и льду,
И от трех соборов он прочь ведом.

Он кругами ходит за кругом круг
Мимо праха соратников аккурат,
А когда в Филях пропоет петух,
Возвращается в щусевский зиккурат.

И пока он ходит ночной Москвой,
Месту лобному шлет свой косой прищур,
Все сильней гремит доской гробовой
Толь чурбан, толь чурка, толь пращур-чур.

Все слышнее ворочает недра навь.
Будет некому этот пожар тушить.
Кому есть, где жить,- те спасутся вплавь,
Здесь полягут те, кому вечно жить.

Как Егорьев конь приподымет круп,
Как проснется рать по Руси Святой,
И в ходы подземные канет труп
Вместе с каменной этою пустотой.

А что дальше будет - не иму вед.
У Царицы-Владычицы Русь в горсти.
Слышал, есть один под Тюменью дед,
Да ему не велено толк вести.

1986-87

0


Вы здесь » Форум проекта WikiTropes.RU » Кафе "За жизнь" » Некролог